Святые Борис и Глеб. 1906 г.
Темпера
Местонахождение неизвестно

    Эскиз мозаики для церкви Петра и Павла на Пороховых заводах близ Шлиссельбурга.
    Первые русские святые Борис и Глеб — младшие сыновья князя Владимира Святославовича, убитые старшим братом Святополком в 1015 году. После гибели вместе с другими страстотерпцами они встали во главе Небесного воинства, защищающего Землю Русскую от врагов.
    К образам святых Бориса и Глеба Н.К. Рерих обращается неоднократно. В 1904 году он пишет картину "Святые Борис и Глеб". В 1906 году по его эскизу была выполнена мозаика "Борис и Глеб" для церкви Петра и Павла на Пороховых заводах в посёлке Морозовка под Шлиссельбургом. Построенная по проекту архитектора В.А. Покровского, эта церковь была разрушена в годы Второй мировой войны. В 1916 году Н.К. Рерих создаёт картину "Княжич Глеб", а в 1919-1920 годах, уже находясь далеко от родины, он пишет картины "Святые Борис и Глеб" (1919) и "Святой Глеб-хранитель" (1920). В годы Второй мировой войны художник вновь обращается к образам святых братьев и создаёт эскиз и два варианта картины "Святые Борис и Глеб" (1942 и 1943).

Рерих Н.К. Не замай! / Листы дневника. Том 2. М.: МЦР, 1995.
  
В нашей изварской библиотеке была серия стареньких книжечек о том, как стала быть Земля Русская. От самых ранних лет, от начала грамоты полюбились эти рассказы. В них были затронуты интересные, трогательные темы. Про Святослава, про Изгоя Ростислава, про королевну Ингегерду, про Кукейнос — последний русский оплот против ливонских рыцарей. Было и про Ледовое Побоище, и про Ольгу с древлянами, и про Ярослава, и про Бориса и Глеба, про Святополка окаянного. Конечно, была и битва при Калке и пересказ "Слова о Полку Игореве", была и Куликовская битва, и Напутствие Сергия — Пересвет и Ослабя. Были и Минин с Пожарским, были и Петр, и Суворов, и Кутузов... Повести были собраны занимательно, но с верным изложением исторической правды. На обложке был русский богатырь, топором отбивающийся от целого кольца врагов. Все это запомнилось, и хотелось сказать, смотря на эту картину: "Не замай!".
    Впоследствии, изучая летописи русские и знакомясь с древней литературой, которая вовсе не так мала, как иногда хотели злоумышленно представить, приходилось лишь уже более сознательно повторить тот же окрик — "Не замай!". Пройдя историю русскую до самых последних времен, можно было лишь еще более утвердиться в этом грозном предупреждении. Оно звучало особенно наряду с трогательными русскими желаниями помогать многим странам самоотверженно. И теперь то же самое утверждение встает ярко.

10 Июня 1940 г.
Гималаи