С.Н. Рерих. Николай Рерих у статуи Гуга Чохана. 1937 г.
Холст, темпера. 137,5 x 122 см.
Музей Николая Рериха. Нью-Йорк, США

Хатунцев Н.Б. Учитель / Держава Рериха. М.: Изобразительное искусство, 1993.

Эти стихи написаны по мотивам творчества
великого русского художника,
мыслителя и общественного деятеля
Николая Константиновича Рериха

УЧИТЕЛЬ

Вдали от суетного гула
Больших равнин и городов
Лежит у кромки вечных льдов
В преддверье гор долина Кулу.

Природа, потрудившись щедро,
Украсила ее приют –
Под сенью гималайских кедров
Здесь ландыши прохладу пьют.

Цветут вокруг рододендроны,
Прохладный воздух – как озон,
Холмов голубоватых склоны
Уходят вдаль за горизонт.

Просторный дом укрыт оградой.
Отсюда, прямо из окна
Горы двуглавая громада,
Как замок ледяной видна.

А по ночам над темной цепью,
Замкнувшей звездный небосклон,
Во всем своем великолепье
Плывет алмазный Орион.

Здесь путь земной окончил Рерих,
Века, быть может, протекут,
Пока мы до конца измерим
Его необычайный труд.

Художник, странник и подвижник,
Поэт, мыслитель и пророк,
Постигший то, что непостижно,
Он смог, переступив порог,

Дойдя до древнего истока,
Найти связующую нить,
Свет Запада и свет Востока
В единый Свет соединить.

Он красками и письменами
Воспел грядущего приход,
Увидев сквозь земное пламя
Огонь космических высот.

Он знал: умножатся потери,
Настанет время новых вех,
Но путь духовный беспределен,
Как беспределен человек.

И он учил: без промедленья,
Избрав заоблачный маршрут,
Начни тотчас же восхожденье,
Свершай сегодня же свой труд!

Что проку в славе и богатстве?
Все это – майя, шелуха.
Его мечта о чистом братстве,
Как Канченджунга, высока.

Но силы темные не дремлют,
Весы колеблются, дрожат,
Спасать истерзанную землю
Посланцы Шамбалы спешат.

В незримой схватке бьются духи,
Восстал чудовищный дракон,
Но сгинул у горы Белухи
Он, светлым ратником сражен.

Ветха легенда о мессии,
Но явью дышат письмена,
И снова гением России
Земная ширь озарена.

Кто знает? В будущем, быть может,
Она, приняв последний бой,
Все зло земное переможет,
Планету заслонив собой.

И вновь, как витязь в чистом поле,
Займет решающий рубеж
По праву выстраданной боли,
Больших трудов, святых надежд.

До всех Европ, до всех Америк
Веленьем века донесет
То слово, что сказал нам Рерих,
Ту красоту, что мир спасет.

...Отвесы, горные отроги,
Суровый свет скупого дня.
Глядит, внимательный и строгий
С портрета Рерих на меня.

Пройдя года и расстоянья,
Свой трудный подвиг завершив,
Глядит он. А за ним – сиянье
Еще невидимых вершин.