Приказ Учителя. 1947 г.
Холст, темпера. 84 x 153 см.
Государственный музей искусства народов Востока. Москва, Россия

Рерих С.Н. Звучание нашего духа. Из писем П.Ф. Беликову / Стремиться к Прекрасному. М.: МЦР, 1993.

8.06.62

    Удивительной была жизнь Н[иколая] К[онстантиновича] и Е[лены] И[вановны] – как это нужно все собрать и бережно донести. Сколько было у них знаний, широких, истинных. Мысль была свободной, радостной. Только и думали о благе всех, поверх всяких ветхих ограничений. Последняя, неоконченная картина Н[иколая] К[онстантиновича] – "Приказ Учителя": Учитель в состоянии самоуглубления мысленно отдает приказ летящему белому орлу. Этот мотив, эта композиция являются переработкой небольшой картины, написанной Н[иколаем] К[онстантиновичем] в тридцатых годах. Но в последней вся трактовка была гораздо сильнее и шире. Пройдет много времени до полной оценки всего творчества Н[иколая] К[онстантиновича]. Воистину он был великим человеком.
    Прекрасный образ Его как-то особенно светился. Такими должны были быть великие Учителя прошлого. Вся жизнь Его – это служение Добру, человечеству, и кто измерит все неисчерпаемые богатства Его внутренней жизни.

Рерих Е.И. Письмо А.М. Асееву. 16.09.1948 / Письма. Том VIII (1948-1950 гг.). М.: МЦР, 2008. С. 86-87.
   
Наш Светлый и Любимый ушел, как жил – просто и красиво. Истинно, мир осиротел с его уходом. В нашем тяжком горе находим утешение в сознании, что ему была дарована лучшая доля – закончить свою светлую деятельность прекрасным аккордом, среди безумия мира еще раз провозгласить и поднять Знамя Мира и на этот раз в столь любимой им Индии.
    Да, Индия трогательно, красиво и мощно отозвалась на его уход. Все культурные и просветительные общества, газеты, журналы и многочисленные друзья и почитатели отметили незаменимую утрату для мира великого Творца чудесных образов, гиганта мысли, замечательного деятеля и основателя многих просветительных начинаний и учреждений. Многие прекрасно отметили богатство оставленного им духовного наследства и насущную необходимость для каждого сознательного человека принять и следовать его высоким Заветам. Он был истинным наставником и другом человечества.
    Он страшно тяготился хаотическим положением в мире, а мы еще скрывали от него все ужасы, творившиеся в нашей долине и в непосредственной близости от нашего места. Также тяжко переживал он и нараставшую русофобию в Америке, ибо знал, во что выльется такая ненависть! Сердце его не выдержало количества яда, порождаемого обезумевшим человечеством, не выдержало последних нагнетений и лютой тоски за утеснение всего культурного, несущего спасение подрастающему поколению.
    За неделю до ухода он видел Преподобного Сергия, сказавшего ему: "Родные, зачем Вам мучиться здесь! Пойдемте со Мною, ко Мне – теперь же!" И он ушел на зов Владыки в три часа утра во сне, в самый торжественный день по Индусскому календарю, в день рождения Шивы – 13 декабря. К чему было ему томиться среди невежества и растрачивать свои лучшие дары, которые не могли быть приняты и оценены настоящими поколениями. Он вернется в лучшее время на очищенную ниву и закончит свой посев и служение своей стране. Но утрата такого высоко духовного и культурного вождя, истинно, незаменима. Щемит сердце лютая тоска при воспоминании о его последних месяцах на Земле.
    Высокая духовная красота запечатлелась на его лике. После его ухода мы не могли оторваться от созерцания благости, чистоты и трогательной нежности всего чудесного облика его. Он весь как бы светился внутренним светом, и белые нарциссы, окружавшие его, казались грубыми рядом с его просветленным обликом. Он лежал на постели под любимым образом Преподобного и сам казался отображением этого Светоча. Тело его было предано огню на прекрасной горной площадке в нашем месте с широким видом на снежные горы, которые он так любил! На месте сожжения водружен красивый осколок скалы и вырезана надпись на индустани под знаком Знамени Мира.
    Последняя выставка его произведений состоялась в Дели в начале января. Открытие прошло при огромном стечении народа, и пандит Неру произнес прекрасную речь о значении его творчества и всей культурной деятельности, особенно подчеркнув идею Знамени Мира. Многие картины были приобретены для будущей Национальной Галереи, а пока что они висят в прекрасном помещении Библиотеки при образцовом Агрикультурном Институте в Дели. По приезде в Дели мы поехали убедиться, как развешаны картины; увидя их в обширном помещении и в новой развеске, мы, уже сжившиеся с красотою его творений, были поражены как бы новой красотою этой симфонии красок и мощью зова в страну Прекрасную, Надземную. Да, он был неповторяемым певцом Горней Обители. Как Сказано: "Не будет большего Певца Священных Гор". Навсегда он останется непревзойденным в этой области.
    Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотою этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну и Надежду Мира – сокровенную Шамбалу! (…)
    Миссия его переросла планетные размеры, и устремления его уже направлялись в надземные пространства. При современном одичании и уничтожении последних остатков культурных достижений великого прошлого, при общей нивелировке всего самобытного, всего прекрасного, его фигура высилась как напряженный укор, как последний символ Творца и Певца, зовущего к Красоте Беспредельной, Красоте Вечной.

Рерих С.Н. Слово об отце. Выступление в Академии художеств СССР на научной конференции, посвященной столетию со дня рождения Н.К. Рериха, 25 ноября 1974 г. / Стремиться к Прекрасному. М.: МЦР, 1993. С. 74-79.
   
Когда я думаю о своем отце, меня переполняет невыразимое чувство любви и уважения к нему за все то, что он дал и без конца продолжает давать нам. Он был истинным патриотом и горячо любил свою Родину, но он также принадлежал всему миру. Весь мир был полем его деятельности. Все человечество было для него собратьями. Каждая страна представляла особый интерес и особое значение. Каждая философия, каждое учение жизни были для него только путем к совершенствованию, и жизнь для него была великими вратами в Будущее. (…)
    Вторая половина его жизни была тесно связана с Гималаями. На этом дивном фоне он раскрыл нам духовные устремления бесчисленных искателей истины, которые приходили к этим могучим горам в поисках истины. Гималаи были для него источником постоянной творческой радости.
    Ни один художник не писал горы так, как мой отец. Его Гималаи излучают на нас все свое несравненное богатство света, красочности, невыразимое величие, высокие мысли, которые символизирует само слово "Гималаи". Он действительно заслужил звание "Мастера гор". Через все его полотна и литературные произведения проходит неразрывной нитью великий зов Учителя, призывающего учеников бороться за новую, лучшую жизнь, – жизнь, исполненную красоты и совершенства. (…)
    Николай Константинович всегда думал, что главная задача жизни – это самоусовершенствование. Он считал, что его творчество, его искусство – это только пособники самоусовершенствования. Он всегда работал над самим собой прежде всего. Он хотел подняться над тем, чего достиг, и закончить свою жизнь более совершенным человеком. Это было кредо его жизни. Он считал, что наша главная задача – осознать самого себя. И в этом он преуспел. Он действительно стал совершенно исключительным человеком – человеком мудрости, человеком замечательных личных качеств. Я очень много встречал людей во всем мире, очень больших людей, но такого человека, как Николай Константинович, я еще не встретил.

Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Том 3. Новосибирск: Издательский центр РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2009.

БЕЛЫЙ ЛОБНОР

По картине "Указ Учителя"

Указа с Гор не упусти –
Он не вернётся, гость крылатый,
Но встанет на твоём пути
Невозвратимою утратой.

Он белой птицей прилетит
И пропоёт тебе то слово,
Которое одно идти
Тебе поможет к жизни новой.

Он порученье принесёт,
Которое всего важнее;
С ним устремишься ты вперёд,
Отважным сердцем пламенея;

Указ неся перед собой,
Как держат факел ночью тёмной,
Как знамя, выступая в бой,
Несут рукою непреклонной.

Не дрогнув и не сбавив шаг,
Пойдёшь исполнить то, что надо.
Отступит пред тобою враг
И рухнет каждая преграда –

Лишь потому, что ты хранишь,
Как талисман, указ священный,
Который с горней Вышины
Тебе послал Благословенный!

1951 г.

Хатунцев Н.Б. "Приказ Учителя" / Держава Рериха. М.: Изобразительное искусство, 1993.

"ПРИКАЗ УЧИТЕЛЯ"

Пробил судьбою назначенный час.
Горы сомкнулись тесней над долиной.
Прибыл Учителя высший приказ, –
Кончен полет вдохновенный орлиный.

Черные тени застыли внизу –
Скалы готовы принять свою жертву.
Он, побеждавший любую грозу,
Падает, крылья раскинув по ветру.

Словно пытаясь в последнем рывке
В чистое небо над пропастью взвиться…
Нет! Не рыдай в бесполезной тоске –
Дело его бесконечно продлится.

Верь, и душою смятенной воспрянь –
Думай, что он, покидая планету,
Переходя неизбежную грань,
Путь устремляет к извечному Свету.