Танг-Ла. 1943 г.
Картон, темпера. 31,1 х 46 см.
Новосибирский государственный художественный музей. Новосибирск, Россия

Рерих Е.И. Письмо З.Г. Фосдик и Д. Фосдику. 09.04.1948 / Письма. Том VIII (1948-1950 гг.). М.: МЦР, 2008. С. 32.
    …Любование картинами Н.К. – действительно знак добрый, ведь только чуткие, сердцем неожесточившиеся могут восчувствовать красоту этих творений. Сказано, что не будет большего певца Священных Гор. Навсегда он останется непревзойденным в этой области. Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотою этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну и Надежду Мира – Сокровенную Шамбалу? Со мною останется одно из последних запечатлений его Мечты, его любви – "Песнь Шамбале". На фоне величественного заката, освещенная последним лучом, сверкает в отдалении Сокровенная Гряда, за ней расстилается непроходимая область, окруженная снеговыми гигантами. Впереди на темной пурпуровой скале сидит сам Певец... Весь смысл его жизни, его устремления, его творчества, его Знания и великого служения запечатлены в этой песне Шамбалы и о Шамбале.
    Мечтаю, родные, работать с Вами, ибо кто другой поймет и прочувствует всю сокровенность миссии нашего Светлого и Любимого, его служения всему человечеству. Истинно, он перерос планетные размеры и устремления его уже направлялись в звездные пространства, где творчество не ограничено нашим трехмерным измерением. При современном одичании и уничтожении последних остатков культурных достижений великого прошлого, при общей нивелировке всего самобытного, всего прекрасного его фигура высилась как напряженный УКОР и последний Символ Творца и Певца, устремленного к Красоте Беспредельной, Красоте Вечной. Истинно, мир осиротел с уходом его. Выставка его картин собирала десятки тысяч и подымала их вибрации в восторженном восприятии чудесных красок и Образов им близких. Многие надолго сохранили воспоминание об этом чудесном подъеме их чувств. Сколько блага пролилось такими воздействиями. Кто знает, сколько людей ушло, излеченных от начинающегося злого недуга, забывших о тяжкой обиде или намерении недобром – под воздействием новых вибраций, новых мыслей.

Рерих Н.К. Эстония / Листы дневника. Том 2. М.: МЦР, 1995.
   
…Ю.Балтрушайтис говорит:
                    Есть среди грез одиноких одна
                    Больше всех на земле одинокая...
                    Есть среди стран недоступных страна,
                    Больше всех для стремленья далекая...

                    В радостный час неземной высоты
                    Эта греза зарницею светится –
                    Счастлив, кто в недрах немой темноты
                    С этой искрой таинственной встретится…

                    В темном пути по откосам земным
                    Все изгладится в сердце, забудется
                    Только она с постоянством живым,
                    Будто сон упоительный, чудится.

                    Только она нас незримо ведет
                    Каменистой тропой бесконечности.
                    Тихо, как мать над малюткой, поет
                    О ликующих празднествах Вечности...

[1937 г.]
Урусвати, Гималаи.

Рерих Н.К. Сердце Азии / Цветы Мории. Пути благословения. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992.
   
Следуя по горным перевалам перейденным, мы получаем следующий лист 35 перевалов, от 14000 до 21000 футов.
    Соджи-Ла, Кардонг-Ла, Караул-Даван, Сассер, Дабзанг, Каракорум, Сугет, Санджу, Урту-Кашкариин-Дабан, Улан-Дабан, Чахариин-Дабан, Хенту, Нейджи-Ла, Кукушили, Дунгбуре, Танг-Ла, Кам-Ронг-Ла, Тазанг-Ла, Ламси, Наптра-Ла, Тамакер, Шенца, Ланце-Нагри, ЦагЛа, Лам-Линг, Понг-Чен-Ла, Дончен-Ла, Санг-Мо-Ла, Киегонг-Ла, Цуг-Чунг-Ла, Чжя-Ла, Уранг-Ла, Шару-Ла, Гулунг-Ла, Сепо-Ла.
    Чтобы не возвращаться более к условиям перехода перевалов, нужно сказать, что, кроме перевала Танг-Ла, за все эти многочисленные переходы никто из нашего каравана серьезно не пострадал. Но и в случае Танг-Ла были особые условия. Была нервность, происшедшая от неясных переговоров с тибетцами, хотя и сам перевал имеет, несомненно, какие-то климатические особенности.

Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Том 3. Новосибирск: Издательский центр РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2009.

ТВЕРДЫНЯ

                                            * * *

Братство, 461

                    Она – как башня маяка
                    Над тёмным морем человечьим…
                    О, как Ты путнику близка,
                    Как жаждет он заветной встречи!
                            И знает он – его там ждут,
                            И знанье окрыляет труд,
                            И поступь делается крепче.

7.02.1954 г.

                                            * * *

                    Путей на карте не ищи –
                    Ты не найдёшь туда пути.
                    Не спрашивай о нём прохожих.
                    Но глубже в сердце загляни –
                    Оно надёжный проводник –
                    Поверх земного бездорожья
                    Найдёт дорогу непреложно.

15.05 21.10.1954 г.

Твердыня

                Не сказка Ты, не вымысел высокий
                Людских надежд, их вековой мечты…
                На счастье наше существуешь Ты.
                И этот мир, заблудший и жестокий,
                В урочные космические сроки
                Воскреснуть в духе призываешь Ты.
1990-е гг.

                                            * * *

Так нужно как можно проще и радостнее
отплывать к Острову Белому…
Сердце, 113

                        Остров Белый – Маяк –
                        Средь тумана и мрака,
                        Среди хаоса волн
                        Указует нам путь;
                        Сквозь кромешную мглу
                        Посылает нам знаки,
                        Чтобы кормчий наш – сердце –
                        Мог туда повернуть
                        Мимо рифов подводных,
                        Мимо мысов скалистых,
                        Где так много обломков
                        От слепых кораблей,
                        Не поверивших в знаки,
                        Заблудившихся в мглистых
                        И коварных обманах
                        Без водящих лучей.

                        Остров Белый – наш Дом.
                        По тропинке тернистой
                        Под пронзающим ветром
                        И холодным дождём,
                        Ночью тёмной и злой,
                        Где для нас каждый выступ
                        Может прятать врага, –
                        Мы упорно идём.
                        И мы знаем, что радость
                        Есть особая мудрость,
                        Что тропа с каждым шагом
                        Ближе к Дому ведёт.
                        И при мысли о Доме
                        Испытанье и трудность –
                        Только рост наших крыльев,
                        Наш грядущий полёт!
                                                                        1942 г.