Замок (по мотивам драмы М. Метерлинка «Принцесса Мален»). 1936 г.
Картон, темпера. 30,5 x 46 см.
Музей Николая Рериха. Нью-Йорк, США

В монографии "Театрально-декорационное искусство Н.К. Рериха" (Самара: Издательство "Агни", 1996) Е.П. Яковлева дает следующую атрибуцию картины: 1913 г. Картон, темпера 44,5 x 29,8 Музей Николая Рериха, Нью-Йорк

    К постановке "Принцессы Мален" по одноименной драме бельгийского драматурга М. Метерлинка в Свободном театре (Москва, 1913 г.; постановка не осуществлена) Н.К. Рерих исполнил ряд эскизов декораций, костюмов и графическую серию архитектурных пейзажей. "Позднее, используя некоторые из них, он написал станковые картины, например, на основании архитектурного рисунка 1916 года "Двор перед замком" в 1920 году появилось произведение "Тайны стен". Не оставляли Рериха образы Метерлинка и в 1930-е годы. Навеянные ими полотна "Слава герою" (1933), "Тени прошлого" (1937) и другие выстроили "мост" к раннему творчеству художника.
    К достоинству этих работ можно отнести то, что Рерих не пытался перевести на язык живописи "сюжетную и словесную ткань первоисточника". Он уловил в сочинениях Метерлинка главное и реально подвластное кисти – "атмосферу напряженной духовности, пронизывающей не только мир людей, но и мир вещей, архитектуру, пейзаж"*.

* Яковлева Е.П. Театрально-декорационное искусство Н.К. Рериха. Самара: Издательство "Агни", 1996. Цитируется по: Гутт И.А. Н.K. Рерих и драматургия Метерлинка / Н.К. Рерих. Жизнь и творчество. М.: Изобразительное искусство, 1978. С. 104.

Рерих Н.К. Театр / Листы дневника. Том 2. М.: МЦР, 1995.
   
В 1913 году по предложению Станиславского и Немировича-Данченко был поставлен "Пер Гюнт" в Московском Художественном театре; тогда же для Московского Свободного Театра была приготовлена постановка "Принцессы Мален" Метерлинка в четырнадцати картинах, но из-за краха этого театра постановка не была закончена. (…)
  
Вы спрашиваете, где находятся все эти эскизы. Они чрезвычайно разбросаны. Корабль "Садко" – у Хагберг-Райта в Лондоне, "Половецкий стан" – в "Виктория Альберт Музее" и в Детройте. "Принцесса Мален" – в Стокгольме в Национальном Музее, в "Атенеуме" /Гельсингфорс/, несколько эскизов в СССР. (…)
   В театральных работах так же, как и в монументальных стенописях, для меня было всегда нечто особо увлекательное.

[1937]

Рерих Н.К. Встречи / Листы дневника. Том 2. М.: МЦР, 1995.
   Дорогой друг, в вашем Апрельском письме Вы спрашиваете о моей переписке с Нижинским, Стравинским, Метерлинком, Мясиным... Увы, мои архивы не со мной, и многое, может быть, вообще не существует. Нынешний Армагеддон тоже не будет способствовать сохранности архивов. Архив до 1916 года остался в доме Общества Поощрения Художеств, где мы жили. Затем кое-что осталось в Прибалтике, в Америке, даже в Китайском Туркестане и даже в Тибете, когда погибал наш караван. В глубинах Азии остались и несколько картин и эскизов. Люди, у которых они находились, уже оказались где-то на новых местах. Кто и как за пятнадцать лет разберется в этих путевых вехах? За это время вы спокойно жили под Парижем, и, конечно, вам кажется, что и у нас все архивы в добром порядке. Но когда смотрю на сундуки и ягтаны, то встает в памяти, как они передвигались и на верблюдах, и на конях, и на яках. Выдержки из писем Тагора, Леонида Андреева, Бориса Григорьева, Бенуа, Судейкина вы уже имеете. Пишут, что Судейкин недавно предлагал свое сотрудничество с нашей Академией в Нью-Йорке. Боюсь, что письма Стасова, Горького, Григоровича, Репина не сохранились.
    ДМетерлинк очень сердечно отозвался на наш Пакт. "Соберем вокруг этого благородного движения все наши моральные силы, которыми мы можем располагать", – сказал Метерлинк. Я слышал, что он очень одобрял мои эскизы к "Принцессе Мален", "Сестре Беатрисе", к "Пелеасу и Мелисанде", к "Слепым". К "Принцессе Мален" было четырнадцать эскизов. Разлетелись по многим музеям – в Стокгольме, в Гельсингфорсе, в Москве, в Нью-Йорке, в Небраске... У Левинсона в Париже был один. Где он теперь? В Монографии 1916 года воспроизведены несколько, но первая картина не была вовремя снята. Много вещей не были сняты, а теперь и следов не найдешь. Все же из Монографии 1916-го и из книги Эрнста кое-что можно переснять. Бенуа особенно одобрял эти сюиты. Каждому отвечает что-либо, ему присущее. Для меня метерлинковская серия была не только театральными эскизами, не иллюстрациями, но вообще композициями на темы, мне очень близкие. Хотелось в них дать целую тональную симфонию. У Метерлинка много синих, фиолетовых, пурпурных аккордов, и все это мне особенно отвечает.
    Посещение Фландрии и несравненного Брюгге мне дало глубокие настроения, подтвердившие образы, уже ранее возникшие во мне. Столько всегда грезилось! Когда зять и ученик Римского-Корсакова Штейнберг писал музыку для "Сестры Беатрисы", я просил его построить вступление на теме старинного карильона в Брюгге. Оно очень хорошо у него вышло. Что творится сейчас в Брюгге? Цел ли наш Музей? Из Праги сообщили, что там музей цел. (…)

1 Июня 1940 г.
Гималаи.