Идолы. 1901 г.
Картон, гуашь. 49 x 58 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург, Россия

Рерих Н.К. Правда / Гималаи – Обитель Света. Адамант. Самара: ТОО «Агни», 1996.
    Часто легенда подтверждается фактами. Приведём следующий пример. Когда вы проходите по прекрасному сказочному царству индейских поселений Америки, когда слышите чудесные песни и любуетесь ритуальными танцами, полными глубокого смысла, знакомитесь с образом жизни индейцев и с их домашним обиходом; когда внимательно разглядываете их ноги, обёрнутые белой тканью, или дивитесь на странный головной убор и рубашки с орнаментом; и когда, наконец, вы постигаете богатую фантазию тотемных столбов, возникает ощущение, что находитесь где-то в западной России или в Сибири, если знакомы вам те места. Как же действительно редко возникает такое поразительное сходство на совершенно разных континентах и в совершенно иных условиях жизни. Так, одно это зримое свидетельство укрепляет древнюю легенду о том, что несколько северных индейских племен мигрировало из Сибири на Аляску. И становится понятным, что легенда эта настолько реальна и очевидна, что ничего не скажешь против, особенно, когда видишь этих коренных жителей страны.
    Во время моей поездки в Санта-Фе в прошлом году, д-р Хьюитт, директор музея в Санта- Фе, выразил желание приобрести для выставки некоторые из моих картин. Я обещал ему предоставить картину специально с подлинно русским сюжетом и выбрал ту, где изображен священный танец вокруг древних идолов славянских племён, причём детали были заимствованы из подлинных материалов раскопок, проводимых мною в России. Несколько позже я понял, что намерение представить именно такой сюжет оправдалось полностью, потому что во время выставки меня много раз спрашивали, доводилось ли мне бывать где-нибудь на Аляске или в деревнях индейцев, поскольку сюжет этот, столь типичный для восточной России или Сибири, как оказалось, очень схож с укладом жизни и американских индейцев. И древний идол славян постоянно сравнивался с тотемным столбом Аляски.
    Я несведущ в области языковедения, но думаю, что даже в языке могли бы быть найдены своеобразные элементы, напоминающие о связи двух континентов. Как художник, могу утверждать, что образное и музыкальное сходство говорит мне совершенно определённо о том, что эта древняя легенда не вымысел фантазии, а еще один обрывок достоверности. И сколько же обрывков достоверности, таких простых и совсем рядом с нами, забыто и не понято!

Рерих Н.К. «Одеяние духа» / Цветы Мории. Пути благословения. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992.
    В Art Institute была выставлена моя картина «Pagan Russia». Многие приняли ее за Alaska's Totem Pales. И они были правы — так много общего было и в древних изображениях и пейзаже картины. Но древние русские идолы отошли в предание. Alaska's Totem Pales переходит из жизни в зал Музея. Но обобщающий голос все-таки остается. И за нациями поднимается Лик Человечества.
    И я, названный другом Америки, свидетельствую это.

Chicago, 1921.

Рерих Н.К. Кормон / Зажигайте сердца. М., 1978.
    Ученики знали как бы двух Кормонов. Один приходил в Академию, сурово поправлял рисунок и не вдавался ни в какие рассуждения об искусстве. Другой же Кормон приглашал к себе некоторых учеников, и в праздничные дни у него собиралась целая оживленная группа, встречавшая совсем другого Кормона. В эти минуты подчас он мне напоминал Анатоля Франса. Не скупился на очень меткие и тонкие определения. Умел похвалить, но в то же время успевал бросить какое-то ведущее слово. Приносили к нему напоказ всякие работы и рисунки, и масляные этюды и эскизы, от законченных и до самых зачаточных. Из моих эскизов ему нравились "Идолы", "Поход Владимира на Корсунь", "Волки", "Вороны" и эскизы для "Веча". Можно было ожидать, что краски идолов будут чужды Кормону, но он хотя и приговаривал "farouche, farouche"*, но все-таки показывал остальным ученикам, одобрительно восклицая: "Это для будущего".

[1937 г.]

* Дикий (фр.).

Н.К. Рерих (Альбом) / Автор-сост. В.П. Князева. СПб: СОТИС, 1994. С. 58-60.
    Ещё до отъезда за границу воображение художника волновали идолы — деревянные изображения древних языческих божеств. Он увидел их у Стасова и одного из них получил в подарок. Эти идолы невольно связались в его представлении с лесными курганами бывшего Царскосельского уезда, при раскопках которых ему удавалось обнаружить только обильный уголь и золу. Про эти места Рерих неоднократно слышал в народе смутные предания о том, что здесь "что-то было", что сюда в далёкие времена приходили молиться. Эти народные предания, виды холмов, знание древних языческих обычаев, археологические материалы навели на мысль о создании картины "Идолы ".
    В самом центре картины — высокий холм… Спуски к реке крутые, неприступные. На этом холме, защищённом со всех сторон самой природой, — древнее языческое капище, место, где люди собирались молиться и приносить жертвы богам. Посреди капища возвышается самый большой идол, главное языческое божество; вокруг него — более мелкие. Они украшены яркими затейливыми орнаментами и резьбой… Священное место окружено плотным частоколом из брёвен. Концы брёвен обтёсаны. На них черепа животных, принесённых богам в жертву.
    Великолепно найденная кольцевая композиция, строгий ритм вертикалей, изысканность силуэтов, чёткость обобщающей линии рисунка дают произведению монолитное звучание… "Эскиз к идолам меня радует — он сильный, яркий, в нём ни драмы, ни сентиментальности, а есть здоровое языческое настроение"*, — писал художник о своём детище в процессе работы.

* Рукописный отдел ГТГ, фонд Н.К. Рериха, 44/431, л. 2.