София Премудрость. 1932 г.
Холст, темпера. 107,2 x 153 см.
Музей Николая Рериха. Нью-Йорк, США

Рерих Н.К. Держава Света / Держава Света. Священный Дозор. Рига: Виеда, 1992.
    "Ангел Благое Молчание". Кто не восхищался пламенною тайной в образе огневого Ангела?… Запечатлен Ангел Молчания тою же рукою и мыслью, что сложила образ Софии – Премудрости Божией. Пламенны крылья устремленной Софии, пламенны же и крыла Ангела Благого Молчания. Огненны кони Илию возносящие. И пламенное крещение над апостолами. Все тот же огнь, Агни всеведения и возношения, который проникает все Сущее и перед которым слово не нужно. Рассекают пространство искры динамо. В напряжении расцветают они спиралями восхождения и сверкают, как древо, ветвями и листами Огня. Логос Мысли нагнетает прану и в трепете смущается человеческое естество перед блистанием языка молнии. Вспыхивает огнь Кундалини. Вращаются колеса Иезекииля, вращаются чакра Индии, грозен глаз Капилы... Где же предел сиянию, где размер мощи? Но невидим стал свет и звук потонул... Ничто не мерцает и сам аромат праны растворяется. Это высшее напряжение. Недоступно глазу и неслышно уху. Лишь сердце знает, что взывает молчание и переполнена чаша. Сперва молния и гром, и вихрь, и трепетание и лишь затем в молчании Глас Несказуемый. Благовествует Агни-Йога: первый завет грому подобен, но последний творится в молчании. Сперва Вестник Пламенный, а затем Сама Пречистая София – Премудрость...
    Сказано: Благодать пугливая птица; стремительны крыла Софии – горе неусмотревшему, горе непостигшему, отогнавшему. Крыло, пламенное по Благодати, ставшее Явным, почему явится опять жестокому или робкому глазу. Но сколько огней, уже различимых даже неиспытанным оком. Об обителях света мечтает человечество. Мечтает в молчании, среди мрака, в дерзании признаваясь себе. Даже верит ночью, но днем не исповедует. Хотя и помнит закон: верую и исповедую. Сами отлично знают, что вера без утверждения лишь призрак. Лишь отвлеченность. Но ведь Благодать есть привлеченность и утвержденность. Иначе к чему все туманные воздыхания? К чему наука, если дух не дерзает на приложение? Никодим во нощи – лишь символ веры без последствий. Лишь искра без пламени и отепления. (…)
    Когда говорим о прекрасном, о тайнах сердца, то прежде всего имеются в виду прекрасные, творящие мысли. Как самые нежные цветы, их нужно растить, нужно поливать непрестанно радостными струями Благодати. Нужно ежедневно учиться четко и благостно мыслить. Нужно научиться мечтам – этим высшим ростками мысли. Дерзнем! Не убоимся мечтать в высоте. С горы – виднее.
    С гор – скрижали Завета.
    С гор – герои и подвиг.
    Мечта светоносна.
    Пламенная мечта – порог Благодати.
    Огнь и мысль. Пламенны крылья Софии – Премудрости Божией.

Гималаи. 1930 г.

Рерих Н.К. Адамант. К Ассоциации Оригена при Обществе имени Рериха / Держава Света. Священный Дозор. Рига: Виеда, 1992.
    Среди почитаемых древних икон имеется образ глубокого значения: "Святая София – Премудрость Божия". В часы вашего высшего вдохновения эта Мудрость шепнет вам: "Творите неутомимо, знайте, как давать. Только в даянии мы получаем!" На огненном коне, в сверкании пламенеющих крыльев представлена несущаяся в Пространстве Святая София, Мудрость Всевышнего.

Рерих Н.К. Твердыня пламенная, ч. IV Майтрейя. Рига: Виеда, 1991.
    Вспомним все сказания всех веков и народов о Святых людях.
    Сказывающий даже и не знает, о ком говорит он, о христианах, о буддистах, о мусульманах, о конфуцианцах... Он знает лишь о благости, о подвигах Святых людей. Они, эти Святые, сияют неземным светом, они летают, они слышат за шесть месяцев пути; они исцеляют, они самоотверженно делятся последним достоянием; изгоняют тьму и неутомимо творят благо на всех путях своих. Так же говорят и староверы, и монголы, и мусульмане, и евреи, и персы, и индусы... Святые становятся общечеловечны, принадлежат всему миру, как ступени истинной эволюции человечества. Все вмещает Свет. Чаша Грааля над всем благом. Божественная София Премудрость летит над всем миром.

Рерих Н.К. Он / Обитель Света. М.: МЦР, 1992.
    Кто же заставил отогнать то, что уже было так близко? Кто же понуждал затыкать уши, когда благий голос взывал и просил опомниться? Ведь одервенение не только происходит в каких-то кровавых преступлениях. Кровь сердца проливается и словами, и помышлением. Изгнана любовь, испугана вера, отброшена надежда, и скорбна отошла София-Премудрость. А ведь она крылом своим уже касалась. Ведь по псалму:
    Когда утверждал основание Земли,
    Тогда я была при Нем строительницей.
    Я была Ему каждый день веселием,
    Непрестанно радуясь пред лицом Его.
    ……………………………………..
    Теперь послушайте меня, дети,
    И блаженные суть хранящие пути мои.
    Послушайте наставления.
    И сделайтесь мудрыми и не отступайте:
    Блажен человек, слушающий меня,
    Бодрствующий каждый день при дверях моих,
    Ожидающий при столбах у ворот моих,
    Потому что нашедший меня нашел жизнь
    И получит благословение.
    Но согрешивший против меня
    Наносит вред душе своей.
    Все ненавидящие меня
    Любят смерть.

10 Августа 1935 г.
Тимур Хада.

Учение Живой Этики: Аум, п. 13, 14.
    13. Нужно признать в сердце, что люди не оторваны от Высших Миров. Такое твердое сознание поможет познать одно величайшее чудо – в какую бы стратосферу ни подняться, какие бы полеты ни измыслить, везде будет нестись мысль вышняя. Только подумайте, что мысль из Беспредельности несется по всем мирам. АУМ есть Благодать. Уже в глубокой древности люди замечали Премудрость Божью, как всенаполняющую энергию.
    Разве не великое чудо – мысль из Беспредельности?!
    14. Живая мысль из Беспредельности есть уже утверждение человека как одухотворенного существа, как посланца, как стража светлого. Немногие поймут чудесное значение живой мысли пространственной. Разве не расцветает мир для сознания, усвоившего красоту живой мысли?
    Утверждаю, что из Беспредельности льется мысль на досягаемом выражении.