Дордже дерзнувший. 1925 г.
Холст, темпера. 74 x 117,5 см.
Музей Николая Рериха. Нью-Йорк, США

Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. III. Пир-Панджал. (1925)
    Серия "Знамена Востока" сложилась. …7. "Миларепа Услышавший" – на восходе познавший голоса дэв. 8. "Дордже Дерзнувший" стать лицом к лицу с самим Махакалой. 9. "Сараха – Благая Стрела", не медлящий в благих посылках. 10. "Магомет на горе Хира (весть архангела Гавриила)", предание. 11. "Нагарджуна – Победитель Змия" видит знамение на озере владыки Нагов. 12. "Ойрот – вестник Белого Бурхана", поверье Алтая. И те, что уже в Музее: 13. "Матерь Мира". 14. "Знаки Христа". 15. "Лао-цзы". 16. "Дзон-Капа". 17. "Падма Самбхава". 18. "Чаша". 19. "Змий Древний".

Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. II Сикким, Ташидинг (1924).
   
Разноцветная толпа фигур ада попирается мощными ногами Белых Держателей. Красные и зеленые "хранители входов" многоруко, в страшном оскале зубов грозят нарушителям. Взрывно- кудрявятся золотые языки стихийного пламени. Мерцают тусклоцветные ауры сияний...

Рерих Н.К. Лики / Нерушимое. Рига: Виеда, 1991.
    Кладоискатель добывает жар-цвет, искатель проходит мимо самых ужасных ликов, которые стараются воспрепятствовать судьбе сужденной. Царевич устремляется за жар-птицею и на этом пути должен преодолеть самых отвратительных чудовищ. Все народные сказания непременно заставляют всех искателей всего чудесного и доброго пройти через самые исключительные препятствия и показать себя неустрашенными самыми свирепыми чудовищами. Подвиг всегда соединен с отрешением от страха.
    Так называемые "страхования", нередко рассказанные в житиях отшельников, относятся к непременному сопутствованию испытаний страхом на пути доброго подвига. Иногда противопоставляются и другие всякие испытания и искушения, но испытания страхованиями особенно подчеркиваются в жизнеописаниях.
    Спрашивается, зачем же непременно нужно прохождение мимо самых чудовищных ликов, к чему именно эти страшные испытания? Но ведь ответ будет чрезвычайно прост. Отвратительные лики существуют, а все существующее нужно знать. Потому, чем поразительнее будет выявление всяких ликов, тем больший и скорейший опыт создастся для будущих духовных битв. Вы ведь знаете, что познавание необходимо, что совершенствование происходит лишь в условиях постоянного познавания, а ведь разносторонние лики жизни будут одним из самых глубоких психологических накоплений. (…)
    Люди должны не ужасаться страшными личинами, показанными им, но, наоборот, со всем пониманием принять и такое знание. Нужно быть признательными, когда для спасения и успеха вовремя покажется этот поразительный отбор ликов. Каждый отбор уже есть – упорядочение. Всякий шаг к порядку уже есть жизненное преуспеяние. (…)
    Хуже пребывать в смятении нерешенных сущностей. Пусть покажутся самые отвратительные личины, но зато произойдет и установится ясный отбор. Лишь боязливый дух будет умолять об освобождении его от показания истинных ликов. Каждый мужественный труженик скажет: пусть не скроют от меня даже самую ужасную тьму, тем блистательнее будет сиять свет солнечный.
    Неопытный деятель скажет: уберегите меня от лицезрения ликов ужасных. Пощадите мой глаз и мое ухо от угроз и рычаний тьмы. Но деятель многоопытный, наоборот, будет просить, чтобы не замедлили показанием ему истинных сущностей. Ни на мгновение не огорчится истинный работник блага, когда ему покажут истинное значение происходящего. Он преисполнится признательности за явное указание истины. Он нисколько не устрашится, если увидит огромные количества темных ликов. Ведь наряду с ними он также увидит и лики добра. Он всегда знает, что количество – ничто перед качеством. Пусть перед глазами его пройдут целые темные рати, но он также всегда будет знать, что легионы добра еще более бесчисленны и всегда готовы к отражению тьмы. (…)
   
Бояться страшных ликов, это значит показать свою полную неопытность. Недаром в народной мудрости истинный искатель непременно должен пройти мимо самых страшных чудовищ. Если он пройдет этот путь бестрепетно, твердо зная свою светлую цель, то он и найдет, и сумеет принять священную чашу. Если же он задрожит сомнениями, если зашатается в озверении духа, то лишь покажет тем, что ему еще далеко до благой цели.
    Бесстрашие, о котором так много говорят, должно быть не каким-то особенным, восхваляемым качеством. Бесстрашие будет самым естественным качеством нормального сердца. Всякий страх уже есть болезнь, судорога, зараза. На показанных ликах ближе всего получается испытание бесстрашия. В ватном мешке, в темноте и тепле, человек и не увидит страшных ликов, но зато он пребудет в постоянных глубинах сумерек; и на чем же будет образовываться и утверждаться его истинное знание? Герой не только не уклоняется от страшных ликов, он бодро и звонко трубит в рог, вызывая чудовищ на поединок.
    Герою неведом страх. Он радостен, когда может увидеть чудовище зла и поразить его. Отбор ликов есть ускоренное образование и укрепление и расширение сознания. Не убоимся, но возрадуемся о каждом знании. Страховидны лики – но поет сердце.

30 августа 1935 г.
Тимур Хада.

Маточкин Е.П. "Знамена Востока" Н.К. Рериха / Князева В.П., Кузнецова И.Н., Маточкин Е.П. Рерих: Пророчества. Самара: Издательский дом "Агни", 2004 г.
    Дордже (тиб. "Молния") – титул Будды в его высшем аспекте, название верховного Будды*. Эпитет "Просветленный" очень популярен в Тибете. Так, в исторической "Синей Летописи", охватывающей период до 1478 года, число религиозных деятелей Тибета с именем Дорже (Дордже) составляет более 130...
    Махакала (санскр. "Великий черный") – устрашающее божество, аналогичное докшитам (тиб. "гневный палач"). Среди докшитов угрожающего вида особо чтимым является Джамсаран, имеющий эпитет "Красный хранитель". Он живет в кровавом море на медной горе. По происхождению Джамсаран – добуддийское божество, возможно, монгольское, занявшее в Тибете место бога войны** Это своеобразный восточный эквивалент античного бога Марса…
    Рериховский Дордже, дерзнувший стать лицом к лицу с самим Махакалой, – это, надо полагать, собирательный образ просветленного подвижника. Бесстрашные отшельники и мудрецы, последователи Миларепы, противостоя темным силам, наверное, не раз вдохновлялись героическими строками своего любимого Учителя и поэта:
    Встретившись лицом к лицу с демонами, я не сгибался,
    Их превращений я не боялся!***
    …Неподвижный силуэт Дордже уравновешивает напряженный динамизм полотна. Герой должен укротить гневное божество. В руках у него колокольчик и магический кинжал – ритуальные предметы-охранители. С их помощью он вплотную приблизился к испепеляющему своим жаром гиганту и усмиряет его агрессивную сущность.
    Картина во многом отражает еще добуддийские верования Тибета, в которых были сильны элементы шаманизма и языческих представлений. Однако полотно Рериха вызывает и ряд современных ассоциаций. Идея противостояния бедствиям войны была очень близка самому художнику. Рерих, подобно бесстрашному Дордже, стремился обуздать огонь разрушений и настойчиво предлагал подписать всем странам мира Пакт об охране культурных сокровищ человечества в случае вооруженного конфликта.

    * Блаватская Е.П. Теософский словарь. М: Сфера. 1994. С. 159.
    ** Неклюдов С.Ю. Чойджины // Мифы народов мира. Энциклопедия: В 2 т. М: Большая Российская энциклопедия. 1997. Т. 2. С. 632.
    *** Цит по: Кычанов Е.И., Савицкий Л.С. Люди и боги Страны снегов. М.: Наука, 1975. С. 292.