Белый и Горний. 1924 г.
Холст, темпера. 88,5 х 116,5 см.
Музей Николая Рериха. Нью-Йорк, США

Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. (По страницам дневника: 1922-1934). М.: Сфера, 1998. 2.12.1924.
    Потом Н.К. повел нас объяснять новые картины. Привожу объяснения:

<...> 3-я комната

[Серия] "Его Страна":
1) ["Помни"]. Начало достижений.
2) ["Спешащий"]. Вестник.
3) "Книга Мудрости". Предгималаи. <...>
"Белый Храм". Зодчество облачных форм.

Рерих Н.К. Сердце Азии, II Шамбала / Цветы Мории. Пути благословения. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992.
   
Все взоры обращены туда, где превыше облаков вздымаются величественные белые вершины. Возносятся, как особая заоблачная страна. Все чаяния обращены к Гималаям. 

Рерих Н.К. Сокровище снегов / Шамбала. М.: МЦР, 1994.
    Как только вы подниметесь на пики Гималаев и окинете взглядом космический океан облаков внизу, вы увидите бесконечные валы скальных цепей и жемчужные вереницы облачков. Позади них движутся серые слоны небес, тяжелые муссонные облака. Разве это не космическая картина, которая дает вам возможность понять великие творческие проявления?

Талай-Пхо-Бранг, 1928

Рерих Н.К. Небесное зодчество / Листы дневника. Том 2. М.: МЦР, 1995.
    От самых ранних лет небесное зодчество давало одну из самых больших радостей. Среди первых детских воспоминаний прежде всего вырастают прекрасные узорные облака. Вечное движение, щедрые перестроения, мощное творчество надолго привязывало глаз ввысь. Чудные животные, богатыри, сражающиеся с драконами, белые кони с волнистыми гривами, ладьи с цветными золочеными парусами, заманчивые призрачные горы чего только не было в этих бесконечно богатых неисчерпаемых картинах небесных! (…) На картине "Морской бой" – первоначально все небо было занято летящими валькириями, но затем захотелось убрать их, построив медно-звучащие облака – пусть сражаются незримо. Картины "Небесный бой", "Видение", "Веление Неба", "Ждущая Карелия" и многие другие построены исключительно на облачных образованиях. Прекрасна и небесная синева, особенно же когда она на высотах делается темно-ультрамариновой, почти фиолетовой. Когда мы замерзали на Тибетских нагорьях, то облачные миражи были одним из лучших утешений… Но в то же время уже сияли мириады звезд, и эти "звездные руны" напоминали, что ни печаль, ни отчаяние неуместны. Были картины "Звездные руны" и "Звезда героя", и "Звезда Матери Мира", построенные на богатствах ночного небосклона. И в самые трудные дни один взгляд на звездную красоту уже меняет настроение; беспредельное делает и мысли возвышенными. Люди определенно делятся на два вида. Одни умеют радоваться небесному зодчеству, а для других оно молчит или, вернее, сердца их безмолвствуют. Но дети умеют радоваться облакам и возвышают свое воображение. А ведь воображение наше – лишь следствие наблюдательности. И каждому от первых его дней уже предлагается несказуемая по красоте своей небесная книга. Была и картина "Книга голубиная".

[1939 г.]

Учение Живой Этики. Мир Огненный, ч. 3, п. 19
    Как на Вершине мало места для всех, кто взойдет, так нужно понять, что восхождение не может происходить с тяжелым грузом, и нет места на Вершине всему ненужному. И дух восходящий должен постоянно помнить об отрыве от явлений привязанности к жизни будней. Склоны отвесны, и нужно помнить, что лишь подножие Вершины широко. У подножия есть место всему житейскому, но Вершина остра и мала для всех житейских принадлежностей. Виднее с Вершины явления житейские; так нужно запомнить всем о явлении Вершины и покатом склоне. При восхождении, при мужестве, при твердости, при творчестве нужно вспомнить, что узка явленная Вершина, но необъятен горизонт. Чем выше, тем шире и мощнее; чем мощнее, тем слияние воедино ярче. Так запомним напутствие, явленное для восхождения.