Гнездо Преблагое. 1911 г.
Бумага, темпера. 45,5 х 46 см.
Смоленский государственный музей-заповедник. Смоленская обл., Россия

Первоначально в собрании княгини М.К. Тенишевой. В Смоленский музей поступила в 1919 г.

Рерих Н.К. Сон / Шамбала. М.: МЦР, 1994.
    Были заклятия. Были знамения. Остались сны. Сны, которые сбываются.
    Лег ночь переспать.
    Думал: увижу волхвов великих. Хотел посмотреть, что у них в тороках увязано. Какою они едут дорогою? Чтобы показали, куда и откуда.
    Но не показались волхвы. Верно, рано еще. Не выехали.
    Показались двое других.
    Один — средовек, в старой синей рубахе. В кафтане темном, тоже ветхом. Волосы длинноватые. В деснице — три кочерги. Держит их концами вверх. Замечайте: вверх.
    Прокопий Праведный — тот, что увел тучу каменную от Устюга Великого. Тот, что за неведомых молился.
    А другой — белый и старый. С мечом и со градом.
    Конечно, Никола Святитель!
    Вместо волхвов со звездою эти пришли.
    Прокопий говорит:
    "Не удаляйтеся Земли. Земля красная, злом раскаленная. Но жар зла питает корни Древа, а на нем свивает Добро Преблагое гнездо свое. Принимайте труд на Земле. Восходите к океану небесному, нам темному.
    Берегите Благое Древо: на нем Добро живет. Земля есть источник горя, но из горя вырастают радости. Высший всех знает время радостей ваших.
    Не удаляйся Земли. Посидим, о дальних странствующих подумаем".

Короткина Л.В. Образ "древа жизни" в творчестве Н.К.Рериха / Петербургский Рериховский сборник. Выпуск I. СПб.: Академическая гимназия СПб Университета, Мемориальное собрание С.С. Митусова в СПб., "Издательство Буковского", 1998.
    На космическом, синем с фиолетовыми отблесками фоне, олицетворяющем бесконечность мирового пространства, в центре возвышается "Древо" с золотыми листьями. На его вершине — золотая птица в гнезде — символ вечной жизни. Симметрично, по обеим сторонам "Древа" поднимаются горки, своими формами стилизующие иконописные "пейзажи". Но в отличие от икон, где горки обычно золотисто-жёлтые, Рерих использует здесь насыщенный красный цвет, как и в изображении "Древа", усиливая тем самым не только декоративное, но, главное, идейное звучание произведения: красный цвет связан с образом земли, огня, жизни. Древо охраняют четыре фигуры, выполненные в золотых тонах. Фигуры по сторонам "Древа" свидетельствуют о том, что художник был знаком с традицией изображения "Древа Жизни" в памятниках искусства.

Кочергина Н.М. Рерих и Талашкино / "Восход", № 7 (135), Июль, 2005.
    Образ Древа жизни восходит к самым отдалённым временам и встречается в памятниках культуры разных народов как символ самой Вселенной. Этот всеобъемлющий образ был широко распространён в искусстве древнего Востока, Египта, дохристианской Руси, в древнерусской иконописи.
    О Древе жизни было сказано, что плод и сок его "даруют бессмертие". А в Священном писании говорится о Древе посреди Рая, которое является образцом благодатной жизни во Христе. Это означало, что, лишь соединяясь в духе с Высшим, человек может иметь жизнь подлинную, то есть духовную.
    Образ Древа жизни проходит через всё творчество Рериха русского периода. Мы встречаем его в картине "Сокровище Ангелов". Он является объединяющим мотивом всей серии панно для молельни Лившица в Ницце. Главным содержанием эскиза для надгробия любимого учителя, художника А.И. Куинджи, также становится именно Древо жизни.
    Обобщая все эти образы, можно заключить, что Древо жизни — это та творящая сила, которая разлита во всём Космосе. Объединяющая все миры, она бесконечно творит жизнь. На картине Рериха мы видим, что Древо прочно стоит на земле, где оно берёт своё основание, а вершиной достигает космических высот, и венчает его гнездо с золотою птицей. Древо охраняют четыре женские фигуры, символизирующие материнское, охранительное начало. Взоры женщин устремлены вверх, на чудо-птицу, а одежды сияют тем же золотым цветом, что и небесная птица. Окружённое с двух сторон красными горами, означающими земной мир, золотым светом горит Гнездо Преблагое на фоне космической синевы Неба.
    Главная идея картины — это идея вечной жизни и пронизывающего её божественного, духовного начала.