Материалы XXI Абрамовских чтений 2017 года

Приветственное слово Сибирского Рериховского Общества, г. Новосибирск

Приветственное слово Омского филиала Сибирского Рериховского Общества, г. Омск

Дорогие Друзья!

Омский филиал Сибирского Рериховского Общества поздравляет всех участников торжественных мероприятий, посвященных 120-летию со дня рождения Бориса Николаевича Абрамова, выдающегося сына России, мыслителя, внесшего огромный вклад в мировую сокровищницу духовных исследований!

Выражаем огромную сердечную благодарность сотрудникам Сибирского Рериховского общества, Тульского Рериховского исследовательского центра за подвижнический труд в создании первого в нашей стране Музея Бориса Николаевича Абрамова и установки новой Мемориальной доски. Значимость этого события трудно переоценить, увековечивание памяти Б.Н. Абрамова — новая веха в развитии и становлении рериховского движения во имя Культуры, во имя Общего Блага! Поздравляем с рождением Нового очага Культуры, новым Магнитом, который будет притягивать новые прекрасные возможности не только для Вашего города и для Новой России!

Всем участникам торжественных мероприятий, ХХI-х Абрамовских Чтений желаем плодотворной работы, радости единения, радости познавания и открытия новых страниц многогранного творчества Б.Н. Абрамова!

С сердечным приветом и самыми лучшими пожеланиями,

сотрудники Омского филиала СибРО

Видеофрагменты о скульпторе А.Д. Леонове

В.Е. Трапезников,
пгт. Монино, Московская обл.

Борис Николаевич Абрамов. Страницы Жизни. 1906-1918 гг.

О жизни и деятельности Бориса Николаевича Абрамова написан ряд публикаций. Но ранний период его жизни остается нам абсолютно неизвестным.

На юные годы Бориса Николаевича, родившегося в 1897 году, пришлись одни из самых драматических моментов нашей Родины: Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции, Гражданская война. В 1917 году, году двух революций, Борису Абрамову было 20 лет.

В архивах городов Москвы и Санкт-Петербурга мы обнаружили ряд документов, которые помогут нам больше узнать о том, как складывалась судьба Бориса Николаевича Абрамова в эти непростые годы.

Среди документов личное дело студента Императорского Московского Университета Бориса Николаевича Абрамова, его послужной список на 1917 год, документы о периоде его обучения в Школе Прапорщиков по Адмиралтейству в Ораниенбауме.

Но начнем наш рассказ с места рождения Бориса Николаевича.

В 1896 году в Нижнем Новгороде прошла самая большая в дореволюционной России Всероссийская художественно-промышленная выставка, по случаю которой в городе были проведены масштабные работы по благоустройству.

Борис Николаевич Абрамов родился в следующем году в обновлённом городе.

В личном деле студента Б.Н. Абрамова хранится Метрическое свидетельство о рождении, выданное в апреле 1904 года, в котором сказано:

«Борис, сын Подпоручика Кремлевского 246-го батальона Николая Николаевича Абрамова и законной жены его Екатерины Григорьевны, православных, рожден тысяча восемьсот девяносто седьмого года Июля двадцатого, а крещен двадцать четвертого числа. Таинство крещения совершал священник Николай Воскресенский».

Борис Николаевич был потомственным дворянином и вторым сыном в семье.

Сохранился любопытный документ за подписью Предводителя Нижегородского дворянства и секретарей:

«1904 года Июля 20 дня, из Нижегородского Дворянского Депутатского Собрания выдана эта копия с определением сыну штабс-капитана Николая Николаевича Абрамова, – Борису Николаевичу Абрамову, в доказательство его дворянского происхождения».

Этим же документом в списки потомственных дворян включается мать Екатерина Григорьевна Абрамова и родной старший брат – Николай Николаевич Абрамов.

В августе 1906 года в возрасте 9 лет Борис Абрамов начинает обучение в Нижегородском Дворянском Институте Императора Александра II, где он получает 8-летние среднее образование.

Дворянский Институт по признанию современников считался одним из лучших учебных заведений своего времени.

Был основан в 1844 году нижегородским дворянством.

Работало учебное заведение по типу классической гимназии того времени. Попечители и предводитель нижегородского дворянства внимательно следили за материальной базой института, научной, физической и эстетической подготовке воспитанников.

В институте помимо Закона Божьего, русской грамматики и словесности, точных наук, нескольких иностранных языков, обучали танцам, музыке, гимнастике.

Внутренняя жизнь института была разнообразной и интересной: неоднократно приезжали высокие гости в лице их императорских величеств и членов царской фамилии.

Проходили мероприятия, связанные с событиями российской истории и жизнью видных деятелей литературы, искусства, науки, проводились спортивные состязания и литературно-музыкальные вечера.

Многие воспитанники Нижегородского Дворянского института составили славу России. Среди них поэты и писатели: И. Рукавишников, В. Садовский, А. Звенигородский, композитор М. Балакирев, историк К. Бестужев-Рюмин и другие.

Настоящей находкой стал фотоальбом «Нижегородский дворянский институт Императора Александра II. 1913 учебный год», изданный в Париже. Более тридцати снимков дают прекрасное представление о внешнем виде учебного корпуса, его интерьерах, проводимых занятиях с учениками и их быте. Посмотрим некоторые фотографии из этого альбома.

Само здание является памятником архитектуры и было построено по проекту архитектора А.А. Пахомова в 40-х годах 19 века.

Внутри здания Церковь.


Аванзал – помещение перед входом в Актовый зал.





Дортуар – общая спальня для учащихся.

Дворянский институт работал на полном пансионе.









Приготовительный класс на уроке танцев.

Обратим внимание на слове приготовительный – этот класс не входил в число 8 классов образования, вместе с ним срок обучения составлял 9 лет.


В школе был свой Оркестр, состоящий большей частью из учеников заведения и преподавателей.

8-й класс на уроке Закона Божьего. В аттестате у Бориса Абрамова по этому предмету стоит оценка отлично (5).

Фотография 6-го класса.

В центре, рядом с преподавателем сидит Борис Николаевич Абрамов. На этой фотографии сделанной в первой половине 1913 года ему 15 полных лет.

В Нижегородском Дворянском Институте Борис Николаевич обучался по 28 апреля 1915 года и окончил полный восьмиклассный курс с серебряной медалью.

По окончании ему выдан аттестат зрелости за № 800.

ИМПЕРАТОРСКИЙ Московский университет.

20 июня 1915 года Борис Николаевич Абрамов подает прошение на имя Ректора Университета: «Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство о зачислении меня в число студентов Юридического факультета ИМПЕРАТОРСКОГО Московского Университета».

На прошении стоит штамп с надписью:

«Зачислен студентом Юридического факультета и дата 7 июля 1915 года».

Из четырех фотографических карточек, подписанных рукой самого Абрамова, в архиве хранятся три.

На обратной стороне фотографии Бориса Николаевича с печатью имеется надпись:

«Сим удостоверяю что на этой карточке изображен Борис Николаевич Абрамов, окончивший курсы Нижегородского Дворянского Института Императора Александра II в 1915 г. – получивший аттестат зрелости от 29-го апреля 1915 года, за № 800. [и дата] мая 1 дня 1915 года».

На этих фотографиях Борису Абрамову 17 лет и 9 месяцев.

Осенью 1915 г. в Московском университете числилось чуть менее 12000 студентов (из них 4400 человек учились на юридическом факультете, куда подал прошение Б.Н. Абрамов)

В личном деле студента хранится «Свидетельство о явке к исполнению воинской повинности». Согласно этому документу, поступление Бориса Абрамова на службу в постоянные войска, отсрочено для окончания образования в Императорском Московском Университете до призыва 1924 года.

Вплоть до начала 1916 г. к призыву студентов не прибегали.

Ситуация на германском фронте меняет положение дел. Русская армия несет невосполнимые потери офицерского корпуса.

Первый призыв студентов в России был проведен в марте 1916 года. В августе 1916 года под призыв попадает и Борис Абрамов.

17 августа 1916 г. он принят на действительную службу и уволен в связи с этим из университета.

Первый подготовительный учебный батальон разместился в родном для Бориса Николаевиче Нижнем Новгороде в зданиях Нижегородской духовной семинарии.

Царское командование предполагало из студентов достаточно быстро сделать офицеров.

В двух «Подготовительных учебных батальонах» студенты в течение трёх-четырех месяцев проходили первоначальное солдатское обучение, после которого направлялись в школы прапорщиков.

2 ноября 1916 года Борис Абрамов отправлен в распоряжение начальника Школы прапорщиков по адмиралтейству.

9 ноября 1916 года Борис Николаевич был зачислен в число обучающихся Школы прапорщиков во 2-й взвод.

12 декабря 1916 года Борис Абрамов принимает присягу на верность службы Его Императорскому Величеству Государю Императору и Родине. А 14 января 1917 года его утверждают в должности командира отделения и производят в строевые унтер-офицеры.

За неделю до окончания выпуска 20 февраля 1917 года на имя генерал-майора Петрова, возглавлявшего Школу Прапорщиков, поступила телеграмма: «Ходатайствую перед Вашим превосходительством – не найдёте ли возможности сыну моему Борису Абрамову по производству прапорщики отпуск для свидания отцом. В Действующую Армию решаюсь ходатайствовать ввиду того, что не имел возможности видеться с сыном около двух лет».

Подпись: подполковник Абрамов.

На обороте телеграммы читаем:

«Ваш сын будет уволен отпуск» – генерал Петров.

Состоялась ли встреча сына с отцом, нам доподлинно не известно.

Разрешение на отпуск было получено.

11 марта 1917 отец Бориса Николаевича покидает земной план бытия.

В 1917 году, будучи строевым унтер-офицером, он оканчивает школу по первому разряду, 1-м по списку из 153 обучающихся.

По окончании школы приказом по флоту и Морскому ведомству 27 февраля 1917 г. его производят в прапорщики по адмиралтейству с жалованием 600 рублей в год.

Согласно Приказу командующего Флотом Балтийского моря, Б.Н. Абрамов и ещё четверо выпускников школы направляются на Або-Оландскую укреплённую позицию.

Расположены Аландские острова между Швецией и Финляндией. В 1809 году острова вместе с Финляндией вошли в состав Российской империи.

К началу войны, летом 1914 года, российских войск на островах не было. В начале 1915 года был создан новый стратегический район обороны, получивший название Або-Аландская шхерная позиция, позже переименованная в Або-Аландскую укреплённую позицию. Она входила в систему обороны Морской крепости Императора Петра Великого*, охватывавшей финское и эстонское побережья и защищавшее подходы к Петрограду с моря.

Военные действия в основном происходили на море. Русский гарнизон на Аландах в активных боевых действиях не участвовал.

Борис Николаевич Абрамов служит во 2-ой батарее 2-го Отдельного Батальона Артиллерии Приморского Фронта с 1 марта 1917 г. по 1 января 1918 г.

События 1917 г. и подписание мира в Брест-Литовске в корне изменили ситуацию на Аландах. Русские части покинули архипелаг.

Среди архивных документов хранится копия свидетельства о выполнении воинской повинности, выданная 22 Апреля 1918 года Командиром Действующего флота Балтийского моря.

В тексте значится: «...служивший во 2-м Отдельном Батальоне Артиллерии Приморского Фронта Або-Оландской Укрепленной позиции Борис Николаевич АБРАМОВ, срока службы 1918 года на основании постановления Центрального Комитета Балтийского флота увольняется от действительной службы с перечислением в ратники государственного ополчения».

Вернувшись с фронта первой мировой войны в Москву, Борис Николаевич подаёт прошение на имя Ректора Университета:

«Имею честь покорнейше просить Вас г. Ректор об обратном приёме меня на юридический факультет Московского Государственного Университета, который я принужден был оставить, будучи призван на действительную военную службу осенью 1916 г.»

Адрес своего проживания указывает: г. Москва, Сухаревская площадь, дом Коробкова, кв. 4.

На прошении стоит прямоугольный штамп с датой 4 мая 1918 г. и надпись “Зачислить”.

Другой штамп 17 мая 1918 г. и рядом штамп 75 руб. Подобный штамп с суммой в 25 руб. стоял на прошении о зачислении на 1 курс в 1915 году и означал уплату денег в пользу Университета за учебное полугодие.

Почему же Борис Николаевич не продолжил свое обучение в Московском Государственном Университете? Этот вопрос требует дальнейшего исследования. В 1918 году Борис Николаевич Абрамов покидает Москву и оказывается в водовороте событий Гражданской войны. Но это уже тема другого исследования. Спасибо за внимание.

Т.В. Дидова,
Тульский Рериховский исследовательский центр

Б.Н. Абрамов в Харбине

Харбин

Китайский город Харбин 1920-1950-х годов. Именно здесь сделал свой жизненный выбор и начал совершать восхождение к духовной культуре, к беззаветному служению Истине близкий ученик и последователь Николая Константиновича Рериха – Борис Николаевич Абрамов.

Об этом периоде жизни сохранились воспоминания очевидцев, и в их числе – неоценимые сведения его духовной ученицы Натальи Дмитриевны Спириной, а также исследования наших современников о жизни в Харбине. Основываясь на их сведениях, составлено данное сообщение.

Драматичные события, произошедшие в России в начале XX века, – Первая мировая война, революция, гражданская война – отразились на миллионах человеческих судеб и вызвали волну русской эмиграции. Б.Н. Абрамов покидает пределы Родины и обосновывается вместе с матерью в г. Харбине. Его возвращение на Родину состоялось только в 1959 году.

Харбинская улица

Основанный в 1898 году русскими и китайскими строителями на берегу большой реки Сунгари, город Харбин стал административным центром Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) – русской магистрали, проходившей по территории Маньчжурии. В результате переговоров русское правительство получило концессию на постройку этой дороги через Северную Маньчжурию. Срок владения дорогой устанавливался на 80 лет, после чего дорога переходила к китайскому правительству безвозмездно. Наиболее грандиозным сооружением дороги являлся туннель протяжением в 3077 метров через Хинганский хребет.

Даже спустя почти 30 лет после Октябрьской революции, Харбин был крупным центром русской культуры за рубежом, уникальным городом, в котором общественная и культурная жизнь продолжала протекать по укладу дореволюционной России. В школах, высших учебных заведениях, театрах, храмах – везде языком общения был русский; издавались русские книги, газеты и журналы на русском языке.

Русская церковь в Харбине

Петербургский исследователь наших дней Л. Быстрянцева в своих очерках1 переносит читателя в атмосферу Харбина первой половины ХХ века, она приглашает нас пройтись «по тенистым улицам города: Садовой с её садиком бульварного проспекта, Китайской с её магазинами, кафе и деловыми разговорами. Дойти до реки Сунгари и прогуляться по прекрасной набережной… Заглянуть в школы, вузы и библиотеки, где работали маститые русские профессора. Посетить широко раскинувшийся харбинский вокзал, поклониться образу Святителя Николая Чудотворца, чтимого не только русскими, но китайским и маньчжурским населением, – именно Николай Угодник был покровителем Харбина. Зайти в изумительный по архитектуре бревенчатый кафедральный Свято-Николаевский собор…»

Б.Н. Абрамов в ХПИ

В 1920-1930-х годах Б.Н. Абрамов служил в химических лабораториях КВЖД, пройдя путь от помощника лаборанта завода до сотрудника лаборатории Земельного отдела КВЖД. С 1940 по 1946 гг. был секретарём, а затем заведующим клубом в Христианском Союзе молодых людей.

С 1949 г. в течение 10 лет Борис Николаевич работал в Харбинском политехническом институте: сначала лаборантом, через год – преподавателем русского языка и в течение последних трёх лет был консультантом китайских преподавателей русского языка. «И здесь был использован его богатый опыт в утверждении красоты и многогранности русского языка. Китайцы имели возможность на русском языке знакомиться с русской культурой и ее классической литературой. Так через величие русского языка закладывались идеи дружелюбия и мирного сосуществования двух народов...»2

Н.И. Абрамова

Здесь, в Харбине, Абрамов встретил свою будущую жену, Нину Ивановну Шахрай, ставшую верной спутницей и другом всей последующей жизни. В 1929 году они обвенчались в Градо-Харбинской Софийской церкви.

В 1934 году в ходе двухлетней научной экспедиции (в Маньчжурию, Западный Китай, Монголию), Харбин посетил Николай Константинович Рерих со своим сыном, ученым-востоковедом Юрием. Здесь жил и работал средний брат художника – Владимир Константинович.

В Харбине 5 сентября 1934 года был образован Русский комитет Пакта Рериха по защите культурных ценностей.

Н. Рерих и Ю. Рерих

Встреча с Николаем Константиновичем стала переломным моментом в биографии Абрамова; он становится верным учеником и последователем Рериха.

Другим учеником стал Альфред Петрович Хейдок, писатель и переводчик. Он вспоминал: «Появление Н.К. Рериха в Харбине в 1934 году можно сравнить только с метеором, прочертившим огненную черту на мрачном ночном небе, - неожиданным, негаданным. Вся общественность была взбудоражена. Квартира на Садовой улице, где поселился Н.К. Рерих и его сын Юрий, превращается в место беспрерывного паломничества – туда без конца устремляются посетители… Если я раньше знал Рериха только как художника, то теперь к этому прибавилось еще и другое – я успел прочитать две его книги – «Пути Благословения» и «Сердце Азии»»3.

Первая беседа с художником стала духовным потрясением для А.П. Хейдока. Вот как он описывает своё состояние после беседы: «Приходилось ли вам когда-либо испытывать огромную радость, оставшуюся незабываемой на всю жизнь? Не казалось ли вам, что в груди рождается песня и рвется наружу? Что все окружающие понимающе вам улыбаются, и что ноги ваши, вместо тротуара, ступают по мягким облакам?» Хейдок совершает для себя важное открытие: «Я понял, что нашел Учителя Жизни».

Б.Н. Абрамов

Такое же открытие совершили и Борис Николаевич с Ниной Ивановной. Они вошли в небольшую группу учеников, с которыми великий художник вёл духовные беседы. Хейдок вспоминал: «Шло время, наши встречи учащались, и я понял, зачем так устремлялись к Н.К. Рериху люди: они несли к нему свои горести и свои искания и всех их он духовно одарял. Каждому он находил до сердца доходящее слово и давал мудрый совет. А тем, кто приходил со своими исканиями, указывал дальнейший путь. Если спросят, что это был за путь, – скажу: путь великого служения человечеству, путь замены узкоэгоистических устремлений одним всепобеждающим устремлением к общему благу; путь очищения первым делом самого себя от всего низкого и эгоистического…»4

После возвращения Рерихов в Индию отношения с Абрамовыми поддерживались благодаря письмам. С 1936 г. и до конца жизни Борис Николаевич состоял в переписке с супругой Николая Константиновича – Еленой Ивановной Рерих.

Н. Д. Спирина

Борис Николаевич стремился поделиться своим духовным опытом с молодёжью, и вскоре вокруг него образуется группа учеников. Главный упор на занятиях делался на самоусовершенствование – выработку в себе положительных качеств и борьбу с отрицательными свойствами. В эту небольшую группу входила Наталия Дмитриевна Спирина, посвятившая всю свою жизнь претворению Рериховских идей в Сибири.

Б.Н. Абрамов с женой

Она вспоминала: «Облик Бориса Николаевича можно охарактеризовать одним словом: благородство. Очень гармоничная внешность, спокойные, сдержанные манеры, негромкий голос, светлые пронзительные глаза, глядящие в самую душу. Он был разносторонне одарённым человеком, писал стихи высокодуховного содержания, рисовал картины, был очень музыкален, играл на фортепиано, был высокообразованным человеком.

Делая любую повседневную работу тщательно и умело, он был внутренне свободен от тесноты и тягости быта и бдительно берёг эту внутреннюю свободу. Среди любых житейских дел он мог начать говорить о вещах духовных и говорил всегда чётко, кратко и вразумительно, без лишних слов. И всегда о самом на данный момент существенном. Часы общения с Борисом Николаевичем были для меня лучшими часами в моей жизни. Он был суров, но необыкновенно добр и отзывчив. Эту отзывчивость и конкретную помощь мы ощущали на каждом шагу во всех наших проблемах и трудностях, как духовных, так и материальных …Мы регулярно собирались и занимались раз в неделю. И этот день был мой заветный день. Я всё и всех отстраняла. Я ещё только подходила к его дому – и уже была счастлива, как будто я вхожу не в квартиру, а в какую-то беспредельность. Только входишь – и это уже счастье...»5

Грани Агни-Йоги

В 1940-х годах Борис Николаевич начал вести духовно-философские Записи, которые стали позднее для многих тысяч читателей духовным маяком в познании и осмыслении жизни. Сейчас они изданы уже в 26 томах и продолжают издаваться.

В «Гранях Агни Йоги», которые можно считать главным трудом всей жизни Абрамова, есть слова о его работе на Общее Благо: «Что же добавить к уже сказанному? Разве то, что если записи эти дойдут до потомства, то жизнь была прожита не напрасно, и в сумерках одинокого и безызвестного существования удалось пронести через жизнь свой светильник неугашенным. Всякая добрая работа, совершаемая для других, тем самым уже полезна, но работа внесения Света считается из всех наивысшей. Если же они, то есть записи эти, и не дойдут, то подвиг этот незримый будет отмечен в Рекордах пространства как жемчужный узор духа, невидимо освещающий путь для людей»6.

Н.Д. Спирина посвятила своему Учителю жизни краткое, но ёмкое и сильное стихотворение:

Одинокое пламя

под всеми ветрами горит;

Под грозой,

под ударами волн озверевшего мира

победно стоит.

Ночь темна,

но Лампада пустыни

во мраке бесстрашно горит.

Н.Д. Спирина «Капли»


1 Быстрянцева Л.А. Неизвестные страницы жизни Б.Н. Абрамова.
2 Данилов Б.А. Биографический очерк из книги "Весть принесший". Новосибирск: Алгим, 1997.
3 Хейдок А.П. Учитель Жизни.
4 Хейдок А.П. Учитель Жизни.
5 Спирина Н.Д. Путь духа. Из радиопередачи.
6 Грани Агни Йоги. 1964 г. 258. (Гуру).

О.А. Ольховая,
исполнительный директор СибРО

Презентация книги «Стойкость духа».
Письма Б.Н. и Н.И. Абрамовых к Н.Д. Спириной. 1961-1972 гг.

К 120-летнему юбилею Б.Н. Абрамова Издательский центр СибРО «РОССАЗИЯ» выпустил книгу «Стойкость духа» – письма Б.Н. и Н.И. Абрамовых к Н.Д. Спириной.

Письма охватывают период с 1961 по 1972 гг. – тот тяжёлый отрезок времени, прожитый Борисом Николаевичем после возвращения на Родину по завету Рерихов.

Его письма, содержащие также и сдержанные описания жизненных перипетий, дополняются свидетельствами Нины Ивановны Абрамовой, часть писем которой также вошла в книгу.

Появлению этой книги предшествовала большая подготовительная работа: расшифровка текстов писем, потребовавшая немалого времени в связи с непростым почерком Бориса Николаевича; уточнение сведений о событиях, затронутых в переписке; поиск данных об упоминаемых лицах и другое.

В письмах затрагивается большой круг лиц – как знакомых и друзей по Харбину, так и новых, приезжавших к Абрамовым в Венёв из Москвы и других мест.

Почти обо всех, кто упоминается в письмах, в книге приводятся краткие сведения. Издание проиллюстрировано фотографиями, часть которых публикуется впервые.

Это издание даёт непредубеждённому читателю ответ на вопрос, касающийся истории взаимоотношений Б.А. Абрамова с его бывшим учеником Н.А. Зубчинским, о чём в среде рериховцев полемизируют до настоящего времени; в нём говорится и об итоге отношений Абрамова с А.П. Хейдоком.

Не один десяток лет теснейшей была связь Наталии Дмитриевны Спириной, ставшей впоследствии руководителем СибРО, со своим духовным учителем – Борисом Николаевичем Абрамовым. Это останется не только для нас, но и будущих поколений примером не книжным, не отдалённым, а реальным – связи ученика со своим Учителем. Эта книга – свидетельство самоотверженной преданности ученицы своему учителю.

Всем, что достигла Наталия Дмитриевна, по её словам, она была обязана Борису Николаевичу.

Много лет мы мечтали о том, что придёт время и Сибирское Рериховское Общество осуществит издание книги Писем, – сейчас это выполнено.

Книга эта – ещё одна важная веха, раскрывающая страницы жизни – и духовной, и повседневной, – тех немногих ближайших к Рерихам и выполнивших их завет – нести и воплощать идеи Света в России.

Т.М. Деменко,
руководитель видеостудии СибРО

Борис Николаевич Абрамов
и круг его общения на Родине. 1959-1972 годы

В этом сообщении мы расскажем о тех, кто входил в круг общения Бориса Николаевича Абрамова на Родине.

В 1959 году Б.Н. и Н.И. Абрамовы прибыли из Харбина в Новосибирск. Об их жизни в Новосибирске известно совсем немного. Год и четыре месяца они жили в доме № 13 на проспекте Карла Маркса, занимая комнату в квартире их харбинских знакомых – Антонины и Николая Качауновых.

Известно, что с 1 по 31 марта 1960 г. Борис Николаевич работал в Новосибирской областной библиотеке, а также, что он писал статьи в местные газеты.

Новосибирская картинная галерея

В сентябре 1960 года в Новосибирске открывается выставка картин Рериха: 60 полотен отца передал в дар Сибири Ю.Н. Рерих. В организации выставки в Картинной галерее участвовал и Борис Николаевич. Там он познакомился с некоторыми её сотрудниками, которые впоследствии вспоминали, что к Абрамову в галерее было особое отношение. «Ангел приходил» – так отзывались сотрудники о его визитах в канун открытия выставки.

Прошёл год после торжественного открытия постоянной экспозиции полотен Рериха, где Борис Николаевич был вместе с Наталией Дмитриевной. Семья Абрамовых так и не смогла найти приемлемое жильё в Новосибирске. 8 февраля 1961 года они выехали в Москву.

Однако первый визит в столицу Борис Николаевич совершил гораздо раньше, сразу по приезде из Харбина: устроившись в Новосибирске, он направился в Москву для встречи с Юрием Николаевичем Рерихом.

Н.К. Рерих и Ю.Н. Рерих

Прошло 25 лет со времени их знакомства. Напомним, что в конце мая 1934 года Рерихи, отец и старший сын, приехали в Харбин перед Маньчжурской экспедицией. Около пяти месяцев общения с Рерихами – таков был щедрый дар судьбы Абрамову. Надо отметить, что общение в основном протекало в рамках харбинского «Содружества», руководство которым принял Николай Константинович и в работе которого, несомненно, участвовал Юрий Николаевич.

Ещё в июле 1956 года Юрий Николаевич писал З.Г. Фосдик: «От Абрамовых имею письма. Последнее (июньское) написание в более оптимистических тонах. Вспоминают указания Е.И. [Рерих] и кое-что сами начинают прозревать. (...) Во всяком случае, Е.И. им всегда определённо советовала одно. Я им пишу в том же духе. Первое моё письмо к ним после ухода Е.И. вызвало даже как бы бурю, но теперь, видимо, вещи принимают более спокойный вид. Уход Е.И. для них был громадным ударом, рушением всего, и я, конечно, воздержался от обвинений. Люди они хорошие». Из этого письма становится понятно, что Юрий Николаевич состоял в переписке с Борисом Николаевичем, и после ухода Елены Ивановны продолжал писать Абрамовым про переезд на Родину.

Наталия Дмитриевна Спирина вспоминает, что Борис Николаевич встретился с Юрием Николаевичем в 1959 году в его московской квартире, – состоялась беседа, чрезвычайно важная и значительная. Борис Николаевич рассказывал ей, что Юрия Николаевича интересовало буквально всё: каково состояние здоровья его жены – Нины Ивановны, как у них обстоят дела с жильём в Новосибирске, с пенсией. «Во всё это он вникал с необыкновенным сочувствием, и это поражало». Борис Николаевич вернулся в Новосибирск полный надежд на новые встречи с Юрием Николаевичем. А когда он приехал увидеться с Рерихом во второй раз, в 1960 году, ему открыла дверь одна из сестёр Богдановых и сказала, что Юрия Николаевича уже нет в живых. Конечно, это было очень неожиданным и тяжёлым ударом. Самая важная встреча на Родине – со старшим сыном Рерихов, через четверть века ожидания – оказалась единственной.

З.Г. Фосдик

В остальные 12 лет жизни в Советском Союзе Борис Николаевич общался и переписывался с единомышленниками, рериховцами, теософами. Круг его общения был, конечно, шире, чем это удалось нам восстановить, опираясь на письма и воспоминания его современников. Весть о том, что на Родину приехал человек, который был близко связан с семьёй Рерихов, распространилась среди широкого круга интеллигенции. Многие, познакомившись с Борисом Николаевичем, высоко оценили его Записи.

С ближайшими к Рерихам сотрудниками – З.Г. Фосдик и П.Ф. Беликовым – Б.Н. Абрамов встретился в Москве в начале 1960-х годов. Но знакомство с Зинаидой Григорьевной состоялось гораздо раньше: «С Б.Н. Абрамовым я познакомилась через письма, в начале 50-х годов, – вспоминала Зинаида Григорьевна – Е.И. Рерих мне о нём писала, указывая на его светлый дух и серьёзную работу по изучению философии и учений Востока. (...) Я его увидела в 1961 году, когда приехала в Москву...»

Приведём фрагменты из писем З.Г. Фосдик к Б.Н. Абрамову: «Свет несущие весточки восприняла всем сердцем и очень, очень благодарна за них. (...) Письмо Ваше напитано светлыми излучениями – благодарю Вас всем сердцем. (...) Верю в нашу с Вами встречу здесь, на земле, в недалёком будущем. (...) Преданная вам, З. Ф.» (4.08.1957 г.).

П.Ф. Беликов

Не раз виделся с Борисом Николаевичем в Москве П.Ф. Беликов. Они познакомились в 1960 или 1961 году. Беликов вспоминал: «Абрамов был прекрасным и светлым человеком. Он очень переживал уход Елены Ивановны и затем уход Юрия Николаевича» (23.01.1981 г.). Последний раз они виделись в Москве в годовщину ухода Ю.Н. Рериха, которая отмечалась Институтом востоковедения, и много говорили о Юрии Николаевиче. Впоследствии Беликов стал очень близким другом Н.Д. Спириной, приезжал в Новосибирск, всячески содействуя сибирякам в организации и проведении Всесоюзных конференций «Рериховские чтения».

Книга «Рерих» и автограф П.Ф. Беликова

В 1972 году в серии «Жизнь замечательных людей» была издана первая полная биография Н.К. Рериха, написанная Беликовым в соавторстве с искусствоведом В.П. Князевой. В 1972 году книгу «Рерих» Павел Фёдорович подарил Б.Н. Абрамову со своим автографом: «Дорогому Борису Николаевичу с сердечным приветом и самыми светлыми пожеланиями. Автор. 22.08.72 г.».

Ю.Н. Рерих на даче у Зелинских

Вернёмся в 1959 год. Зная о нестабильном положении с жильём у Абрамовых в Новосибирске и их стремлении быть ближе к нему, Юрий Николаевич пытался помочь им обосноваться в Москве. Вариантов поселения оказалось на тот момент всего два: либо на строящейся специально для Ю.Н. Рериха государственной даче, либо на даче академика Н.Д. Зелинского, с семьёй которого был дружен Юрий Николаевич. Сын Н.Д. Зелинского – Андрей Николаевич был учеником Ю.Н. Рериха.

После смерти Ю.Н. Рериха дело со строительством его дачи затянулось. Общие знакомые Абрамовых и сестёр Богдановых, особенно В.Т. Черноволенко, очень надеялись, что дача будет достроена в срок, и звали Абрамовых в Москву.

Однако, этот вопрос и не решился в срок, и Абрамовы поехали в Москву, надеясь только на дачу Зелинских.

Вот как об этом временном переезде в Москву Н.И. Абрамова сообщала Н.Д. Спириной в письме от 13 марта 1961 года: «Уехали мы из Новосибирска, как Вы знаете, 8 февраля. (...) В Москву приехали 11-го. Встретили нас друзья, и мы, взяв огромный ЗИС, погрузили вещи и себя и поехали к нашим милым девушкам – сестричкам Ю.Н.»

Абрамовых разместили в кабинете Юрия Николаевича. Нина Ивановна описывает: «Все стены увешаны полотнищами Н.К. Шесть огромных картин, остальные небольшие. Когда просыпалась, то перед глазами была Ваша, Наточка, любимая картина. Помните – голова ламы? (...) Погостили мы у них несколько дней и 17 февраля двинулись дальше...»

Поселились Абрамовы на даче Зелинских, находящейся под Звенигородом, примерно в 65 км. от Москвы.

Однако, поскольку оформить прописку там было невозможно, дача стала лишь временным пристанищем Абрамовых, где они прожили неполных четыре месяца.

г. Венёв

Нина Ивановна пишет Наталии Дмитриевне о том, что 12 июня они приехали в Венёв: «Итак, мы уже на новом месте. После продолжительных и трудных поисков Б.Н. решил остановиться на этом маленьком городке».

Первое время, когда Нина Ивановна ещё могла оставаться дома одна, Борис Николаевич выезжал в Москву, в основном в памятные даты, связанные с семьей Рерихов. О некоторых его поездках нам известно из писем Абрамовых к Н.Д. Спириной.

Нина Ивановна пишет: «У нас большая печаль – 19 июля утром скончалась Людмила [Богданова] – верный и преданный друг семьи Р[ерихов]. Подумайте, только один год прожила после ухода Ю.Н. 21 июля тело было предано кремации. Б.Н. ездил на похороны».

У Абрамовых были частые встречи и тёплые отношения с Ираидой Богдановой. Из письма Нины Ивановны 8 октября 1961 года: «Наша Раюшка по нашему совету, чтобы отвлечься от своего горя, путешествует. Недавно она посетила Извару. Хотелось посмотреть, что осталось от прежнего домика».


25 октября 1962 года Нина Ивановна пишет: «Б.Н. уезжал в Москву на празднование 60-летия Юши [Ю.Н. Рериха], которое было перенесено с августа на октябрь. На доме, где он жил, была наконец водружена мемориальная доска. В общем, Б.Н. остался доволен своей поездкой...»

В 1964 году Борис Николаевич сообщает Наталии Дмитриевне, что побывал в Москве на праздновании 90-летия Н.К. Рериха. А в сентябре 1965 года – на открытии памятника Ю.Н. Рериху на Новодевичьем кладбище, который был изготовлен по проекту С.Н. Рериха. В круге, символизирующем Вечность, – Чаша, окаймлённая пламенем.

Квартира Ю.Н. Рериха в Москве

Квартира Ю.Н. Рериха в Москве

В Москве, если позволяли обстоятельства и время, Б.Н. Абрамов бывал на квартире Ю.Н. Рериха. Она оставалась не только памятным местом, связанным с Рерихами, – здесь работали исследователи, рериховеды, искусствоведы. Квартира стала местом притяжения для рериховцев и почитателей семьи Рерихов из разных городов и республик нашей страны. Нити судьбы многих из них и Б.Н. Абрамова пересеклись именно там, в 35-й квартире дома по Ленинскому проспекту, 62/1.

Борис Николаевич общался со многими приезжавшими туда латвийскими рериховцами. Некоторые бывали у него в Венёве.

В середине 1960-х в окружении Ираиды Богдановой появляется некий Васильчик, который оказывает на неё всё большее влияние. Борис Николаевич, который сразу понял сущность этого человека, пытался предупредить её, но И.М. Богданова не обратила внимания на это важное предупреждение.

С 1965 года Борису Николаевичу становится всё сложнее оставлять Нину Ивановну дома одну. Теперь многие знакомые и единомышленники Б.Н. Абрамова, чтобы повидаться с ним, сами стали чаще приезжать в Венёв. Расскажем о них.

В Ленинграде жила семья, связанная с Рерихами родственными узами, – сёстры Людмила и Татьяна Митусовы, дочери двоюродного брата Е.И. Рерих – С.С. Митусова. В Музее-институте семьи Рерихов в Санкт-Петербурге сохранилось несколько писем Абрамова к Митусовой, из которых мы узнали, что Людмила Степановна несколько раз бывала у него в Венёве.

Познакомившись с Борисом Николаевичем на квартире Ю.Н. Рериха, Людмила Степановна вспоминала, что он очень поддержал её «своими письмами в первые месяцы после ухода Юрия Николаевича».

Вскоре после похорон Юрия Николаевича Абрамов пишет Митусовой: «Дорогая Людмила Степановна! Очень признателен Вам за Ваше такое тёплое и сердечное письмо и за приглашение посетить Вас и даже иметь крышу и прочее. (...) Елена Ивановна была и есть мне очень близкой, и странно, что в моём тяготении к Вам я чувствую Её присутствие и какую-то связь с Нею. Не могу объяснить, но чую. (...) Желаю Вам всего светлого, мой новый друг. Ваш Б.Н.» (5.06.1960 г.).

Людмила Степановна отвечает ему: «Глубокоуважаемый и дорогой Борис Николаевич, в трудные для меня минуты пришло Ваше письмо. На сердце стало легче, светлее... О многом хотелось бы сказать, многим поделиться, о многом спросить. Нет с нами Ю.Н.! Это основное! Ещё раз благодарю за Ваши хорошие мысли и желаю всего светлого. Уважающая Вас, Л.М.»

В Венёве Бориса Николаевича посещали ученики, друзья и знакомые, приезжавшие из разных городов России, Украины, Латвии. Это, прежде всего, харбинцы, вернувшиеся на Родину: Георгий Александрович Иванов, Геннадий Петрович Кучма.

Одним из близких друзей семьи Абрамовых была Зинаида Николаевна Чунихина. Она приехала в СССР в 1954 году вместе с матерью и поселилась в г. Черногорске Красноярского края. От Б.Н. Абрамова она получала его Записи. Переписывалась и встречалась с Н.Д. Спириной.

Из письма Б.Н. Абрамова к З.Г. Чунихиной от 15 октября 1961 года: «Дорогая Зиночка! Вы, друг мой, не горюйте, что жизнь у Вас складывается не так, как Вы хотели. Внешняя сторона жизни не имеет столь важного значения, как внутренняя. (...) Вы знаете, как хорошо всегда к Вам относился Н.К., и это должно дать Вам бодрость и уверенность быть достойной его внимания и его отношения. Вы знаете, что ничто не кончается, и это сознание тоже поддержит Вас в трудную минуту жизни».

Б.Н. и Н.И. Абрамовых навещал в Венёве Борис Андреевич Данилов. Он был учеником Екатерины Петровны Инге, одной из активных участниц харбинского «Содружества».

В 1950 году, перед отъездом Е.П. Инге в Германию, она попросила Абрамова продолжить занятия с Даниловым, и Борис Николаевич стал встречаться с ним отдельно от уже сформированной ранее группы учеников.

В 1954 году Б.А. Данилов приехал в Советский Союз. По прибытии Абрамовых на Родину в 1959 году и после переезда их в Венёв встречи и переписка с ним продолжились.

После ухода из жизни Бориса Николаевича Нина Ивановна приняла решение передать его Записи на хранение Б.А. Данилову. Одному из своих корреспондентов она писала: «Чтобы вам не показалось странным моё решение относительно трудов Б.Н., я вам кое-что поясню. Выбрала я Бориса Андреевича в силу того обстоятельства, что он моложе нас всех и, кроме того, у него есть дети. Он будет только хранителем, а время покажет» (5.05.1975 г.).

Много лет Б.А. Данилов занимался расшифровкой Записей, вначале совместно с Н.Д. Спириной. В 1989 году он создал в Новосибирске издательский кооператив «Алгим», который начал публикацию книг Учения Живой Этики и Писем Е.И. Рерих. Во время встречи Б.А. Данилова с С.Н. Рерихом в Москве было согласовано, что Записи Б.Н. Абрамова Данилов начнёт публиковать после издания книг Учения.

С 1993 года Записи Б.Н. Абрамова начали выходить в издательстве «Алгим» под названием «Грани Агни Йоги». Сейчас они широко известны в кругах людей, стремящихся к самосовершенствованию.

А.П. Хейдок

Приезжал к Б.Н. Абрамову его давний знакомый, писатель, член харбинского «Содружества» Альфред Петрович Хейдок, который приехал в Советский Союз из Харбина в 1947 году, вскоре был арестован по "рериховскому делу" и сослан в лагеря, освобождён в 1956 году. Много непонимания было проявлено им по отношению к Б.Н. Абрамову, а порой и полного неприятия его миссии. Ситуация изменилась только с приездом Хейдока в Венёв в 1969 году. Он восторженно принял главный труд жизни Б.Н. Абрамова – его Записи. Но Хейдок часто был подвержен самым разным влияниям, потому Борис Николаевич не мог относиться к нему с полным доверием. По его письмам к Наталии Дмитриевне можно видеть, как он часто сожалел об этом.

В.Т. Черноволенко

Навещали Абрамовых в Венёве москвичи – художник В.Т. Черноволенко, с которым Б.Н. Абрамов познакомился во время своего первого визита в Москву. Он очень одобрял художественное творчество и музыкальные импровизации Черноволенко. Бывала И.М. Богданова со своими знакомыми, киевлянка Т.Б. Букреева, которая дружила с семьёй Б.А. Смирнова-Русецкого, и другие, о ком есть только краткие упоминания в письмах Бориса Николаевича. Все они приезжали к нему для бесед на интересующие их темы, чувствуя в этом человеке приоритет духа. «Вы для меня очень Большой Человек», – писал Б.Н. Абрамову в августе 1961 года В.Т. Черноволенко.

В начале февраля 1963 года Нина Ивановна пишет Наталии Дмитриевне: «На Новый год мы получили 34 поздравления, и все, конечно, ждут писем...»

Художники из Москвы Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий и его жена Лидия Васильевна Дорошкевич были знакомы с Б.Н. Абрамовым с 1959 года и имели возможность бывать в Венёве довольно часто. Также они вели переписку, большую часть которой занимали вопросы выставок Смирнова-Русецкого, советы по оздоровлению, которые давал Борис Николаевич.

После ухода из жизни Б.Н. Абрамова Б.А. Смирнов-Русецкий опекал Нину Ивановну, регулярно приезжая из Москвы в Венёв, привозил продукты, лекарства. Позже это делали его ученики. Под диктовку Нины Ивановны он писал от её имени письма разным корреспондентам.

Б.А. Смирнов-Русецкий с друзьями

Друзья Смирнова-Русецкого, жившие в Москве, – семейная пара Арон Моисеевич Горностай-Польский и Зельма Карловна Кермель, латвийские теософы, разделявшие идеи Живой Этики, – стали друзьями и семьи Абрамовых. Горностай-Польский, доцент Московского технического института, так же как Смирнов-Русецкий и многие другие рериховцы, прошёл через ссылки и лагеря, был реабилитирован.

Важно отметить его отношение к Борису Николаевичу. Об этом мы узнаём из письма Арона Моисеевича к Наталии Дмитриевне Спириной, которое он написал ей уже после ухода из жизни Б.Н. Абрамова, 1 августа 1973 года:

«Дорогая Наталия Дмитриевна! (...) Воспоминания о Б.Н. представляют собой большую ценность. Мало людей общались с ним такое длительное время, как Вы, мало кому он так щедро открывал себя так, как Вам. Я очень хочу просить Вас, чтобы Вы продолжили работу – поставив перед собой такую цель – дать живой и полный образ этой большой души. (...) Последние пять-семь лет жизни Б.Н. общался с людьми реже... Почти все они были ему менее созвучны, чем Вы... Вы можете дать портрет Б.Н. во весь рост, и это очень нужно и нам, знавшим его, и тем, кто его не знал совсем и может многому поучиться и вобрать в себя. (...) Вероятно, никто другой не может это сделать так, как Вы можете».

Наталия Дмитриевна пронесла память о Борисе Николаевиче через всю жизнь и смогла показать его высокий облик человека будущего. Она написала воспоминания о нём – «Подвиг земной и надземный», многие свои выступления посвятила своему учителю. Издательством СибРО опубликованы её беседы с Борисом Николаевичем с 1946 по 1971 год под названием «Искры Света».

Небольшие, но полные глубокой признательности воспоминания о Борисе Николаевиче оставили его ученицы по Харбину Ольга Адриановна Копецкая, уехавшая жить в Австралию и Людмила Феликсовна Страва – из Америки.

Воспоминания о нём написал Борис Андреевич Данилов.

Его высокий облик запечатлели Зинаида Григорьевна Фосдик и Зинаида Николаевна Чунихина.

Об этом необычном человеке напишут ещё много исследований и статей, возможно, найдутся какие-то новые сведения, связанные с его жизнью.

Несмотря на немалое количество знакомых, друзей и корреспондентов, стремившихся к общению с Борисом Николаевичем, он оставался внутренне одинок и устремлён к Высокому Идеалу.

В 1968 году Наталия Дмитриевна написала стихотворение «Лампада пустыни», посвящённое Борису Николаевичу Абрамову. «Лампадой пустыни» зовётся такая духовная ступень, когда происходит «принесение своих сил для улучшения окружающего» и «погашения окружающего несовершенства», – сказано в книге «Агни Йога».

Одинокое пламя

под всеми ветрами горит;

Под грозой,

под ударами волн озверевшего мира

победно стоит.

Ночь темна,

но Лампада пустыни

во мраке бесстрашно горит.

Н.Д. Жарий,
СибРО, г. Новосибирск

Коллекция живописи Б.Н. Абрамова
в фондах новосибирского Музея Н.К. Рериха

В фондах Музея Н.К. Рериха в Новосибирске хранятся 13 рисунков, выполненных графитовым карандашом и 17 акварельных рисунков Бориса Николаевича Абрамова. Все они принадлежат к харбинскому периоду жизни Бориса Николаевича и представляют особую ценность фондов Музея Н.К. Рериха.

Интересна история этой коллекции, положившей начало художественному фонду подлинников нашего музея.

Наталия Дмитриевна Спирина рассказывала, что после ухода с земного плана её учителя, Бориса Николаевича Абрамова, она смогла поехать в Венёв только спустя два года, в 1974 году. В этот её приезд вдова Бориса Николаевича, Нина Ивановна Абрамова, передала ей на хранение папку, в которой было 16 акварельных и 13 карандашных рисунков.

Позже коллекцию пополняет ещё одна акварель — Александра Сергеевна Падерина из Екатеринбурга передала Сибирскому Рериховскому Обществу семнадцатый рисунок Бориса Николаевича с изображением нарциссов, подарок автора ко дню рождения её мужа — Аркадия Семёновича Падерина.

Кроме того, у Наталии Дмитриевны так же хранилась цветная репродукция Бориса Николаевича, полученная от О.А. Копецкой, которая имела у себя оригинал. Поскольку нам неизвестна дальнейшая судьба оригинала, репродукция эта была принята в основной фонд музея и по значимости своей приравнивается к подлинникам.

Первая публикация рисунков была осуществлена в 1997 году в журнале СибРО «Перед Восходом». В этом же году, к столетию со дня рождения Бориса Николаевича, рисунки были оформлены в рамы и впервые выставлены для широкой аудитории в фойе Дома офицеров, где проходила юбилейная конференция.

К этой же дате было приурочено первое издание сборника «Устремлённое сердце», подготовленного к выпуску Наталией Дмитриевной Спириной. Это была первая книга, посвящённая Борису Николаевичу Абрамову, в которой говорилось о нём и о подвиге его жизни. В оформлении издания очень удачно использованы 8 карандашных рисунков Бориса Николаевича — они не просто стали оригинальным дополнением, но и внесли особую ноту торжественности в издание.

Тогда же был выпущен набор открыток с акварелями Бориса Николаевича. Наталия Дмитриевна говорила: «Имя Бориса Николаевича Абрамова известно многим по изданиям его записей под названием «Грани Агни Йоги». Но не все знают, что Борис Николаевич был также одарённым писателем и художником. Он оставил нам свои рассказы и стихи, а также ряд акварелей, отличающихся особой оригинальностью. Среди них имеются символические картины и пейзажи. Сам автор не давал им названий и не комментировал их содержание. Специально живописью Б.Н. Абрамов не занимался и рисовал по настроению, время от времени».

В 2000-2001 гг. начинает выходить в свет серия брошюр «Искры Света», где публикуются записи Н.Д. Спириной из бесед с Б.Н. Абрамовым. Эта серия вызвала большой интерес рериховцев, брошюры были узнаваемы по акварелям, которые репродуцировались на обложках.

Живопись Б.Н. Абрамова необычна, полна глубокого смысла. Она отличается суровой простотой, работы невелики по размеру, но это не сказывается на их восприятии — впечатление они производят огромное.

Свои размышления о жизни художник выражает и в пейзажах: холмы, реки, перелески — просты, композиции построены на плавном, замедленном течении линий, что вносит ощущение тишины, спокойного величия природы, погружённой в раздумье.

На переднем плане этого речного пейзажа, чётко прорисованы камни и сломанные деревья, что навевает мысли о бренности всего живого, а уходящая вдаль бескрайняя гладь реки создаёт ощущение безграничности пространства, заставляя задуматься о непрерывном течении жизни.

В Записях Бориса Николаевича встречаются такие слова: «Река жизни течёт в океан Беспредельности. (…) Вечно сущая жизнь уявляется во временности форм своего выражения, и временное становится выражением вечного. Осознать уявление вечного во временном будет победою духа над ним, преходящим, и постижением тайны себя самого, ибо дух вечен» (14.08.1960 г.).

На одном из рисунков — узнаваемый сюжет по мотивам рассказа Бориса Николаевича «Сила мысли». Композиция изображена в монохромных тонах. Слева — пустынный пейзаж. Справа — красно-коричневые каменные глыбы, на самой большой из них просматриваются более светлые по тону очертания человеческой фигуры.

В рассказе говорится о том, как некий Афанасий Ивановичем Неверин утвердил себя в мысли о конечности жизни, поставив печать отрицания на своём будущем. И как это его убеждение создало «для него каменные узы, в которых и пребывал он после своей смерти в том мире, где всё движется, где всё утверждается мыслью, где мысль царствует».

«Так, каждый пожинает плоды своих мыслей, то есть… творит условия своего существования в этом мире ином, где все создается мыслью…» (14.08.1960 г.)

Следующая оригинальная композиция, по своим размерам близка к квадрату — формату, который наиболее полно передаёт ощущение завершённости. Строгий коричневый колорит с оттенками разной интенсивности от тёмно-коричневого до светло-бежевого. Массивная стена, с чёткими гранями больших камней, в стене деревянная дверь, пред дверью каменные ступени. К двери по камням снизу вверх идёт тропинка. Перед ступенями в голубом одеянии силуэт человека в коленопреклонённой позе перед заветной дверью. Стена делит пространство картины надвое, и взгляд словно затягивает открывающийся по ту сторону стены, в правой части композиции, речной пейзаж с высоким берегом, поросшим деревьями, безоблачное нежно-розовое небо и плывущая по зеркальной поверхности реки лодка. В лодке двое: одна человеческая фигурка в носовой части, другая сзади с веслом. Мягко, по-живописному тонко изображен, казалось бы, реальный и в то же время иной, параллельно существующий мир.

Перед нами горные вершины, окрашенные розоватым блеском зари, каменная башня, Образ Духовного Учителя. Видно, что Он стоит очень высоко, физический мир уступает место иному, Миру Высшего Бытия.

Читаем в записях Бориса Николаевича: «Учитель поверх всего, ибо от Вечности. И Вечность поверх накипи жизни обычной. Беспредельность над малой Землею, и она, как песчинка снега в беспредельном пространстве среди миллиардов звёзд».

«Учитель сверху Видит, как лежит путь, к чему ведет каждый переход и направление каждого. Потому вера в Водителя незримого нужна. Не может она колебаться от случайностей путей. (…) Явления, созерцаемые вовне, идут за стеной цитадели. Они созерцаются с дозорной башни, отделенные от внутреннего мира прочными стенами. Струны духа от внешних прикосновений бдительно оберегаются. Не надо звучать на рычание голосов мрака. Их можно слышать и можно видеть оскал страшных обличий, но вибрировать в унисон с дисгармоническими вибрациями темными нельзя. В этом дозор и охрана». (1952-2, 653)

Мы подошли к акварелям, в которых Борис Николаевич так пронзительно и так образно говорит о Высшей Защите, иметь которую мечтает каждый живущий на Земле. О ней молят Господа в церкви, в критические ситуации жизни о ней думают и к ней взывают люди неверующие.

В Записях Бориса Николаевича Абрамова много сказано о том, как мы должны строить свою жизнь и что делать, чтобы постоянно находиться под покровительством Высшего: «Из Башни протянуты Руки и льются Лучи Света, из тьмы протянуты когтистые мохнатые лапы и устремлены лучи тьмы, лучи-стрелы чёрных огней, а вы посреди, и в вашем сознании, как скрежет мечей, сталкиваются энергии двух полюсов жизни, идущие от фокуса Света и идущие от полюса тьмы. Сознание с теми пребудет и в тех, к которым обращено сердце, делая себя тем недоступным и непроницаемым для лучей, которым сердце закрыто. (…) И если можете сказать: «Идёт тьма мира сего, но не имеет во мне ничего», тем утверждаете, что элементов притяжения тьма в вас не имеет. Тогда бессильна она и все полчища адовы [не могут] вас сокрушить. Так крепко Владыки держитесь в эти последние дни». (1958 г., 272)

О значении и роли искусства в эволюции духа человеческого много сказано в Записях Бориса Николаевича: «Воспитательное значение искусства не понимается всесторонне. О некоторых сторонах этого вопроса умалчивается вовсе по невежеству. (…) Искусство учит не только смотреть, но и видеть, не только слушать, но и слышать. Ибо смотрят и слушают все, но видят и слышат немногие» (24.02.1960 г.).

«Удел человека — творить. Ценен и целесообразен лишь труд творческий. Без огненной мощи творящей не построить Нового Мира. (…) Искусства учат упражнять и обострять чувство слуха, зрения, ритма и чувство прекрасного — словом, все способности человека, и в этом его величайшее значение». (20.02.1960 г.).

Сколько всего художественных произведений было создано Борисом Николаевичем, точно сказать в данный момент не представляется возможным. Так, в его Записях за 1952 г. идёт речь о его картине, нам пока неизвестной.

В письме Бориса Николаевича к Елене Ивановне Рерих от 6 июня 1952 г. также упоминаются картины, о существовании которых нам тоже ничего не известно. Он пишет: «Помните, я говорил Вам о трёх картинах, нарисованных мною. Одна касалась нашего Любимого [Николая Константиновича], другая — Матери [Елены Ивановны] и третья — В[еликого] В[ладыки]. Мечтаю видеть их на большом полотне в Музее нашего Любимого».

Своеобразие творческой индивидуальности проявляется в воплощении столь необычных сюжетов, и в этом их великое достоинство. Можно сказать, что в красках художник находит выражение и своего личного опыта. Путь нелёгкий, горний, которым шёл он сам, а приобретаемые знания старался запечатлеть всеми средствами, данными ему свыше. Шёл упорно, настойчиво, преодолевая стихии внешние и внутренние, и оставляя вехи на этих неимоверно сложных путях восхождения для тех, кто посмеют дерзнуть вслед за ним пройти этот путь.

Наталия Дмитриевна в своём слове «Подвиг земной и надземный» так сказала о нём: «Тридцать лет его жизни прошли перед моими глазами. Тридцать лет непрестанного подвига, земного и надземного. По-земному ему было очень трудно. (…) Борис Николаевич выполнял свой долг, несмотря ни на какие препятствия».

Е.Г. Коняева, Е.М. Кочергина, представители СибРО в г. Москве,
Н.И. Кулакова, Центр по изучению мирового культурного наследия
«Мир Востока» при Институте Востоковедения РАН, г. Москва

Обзор культурно-просветительной работы СибРО
и центра «Мир Востока» в г. Венёве

В юбилейный год 110-летия со дня рождения Бориса Николаевича Абрамова в Сибирском Рериховском Обществе была запланирована поездка в г. Венев, где последние 11 лет он жил и работал. В июне 2007 года эта поездка осуществилась. Состоялись встречи с людьми, лично знавшими Бориса Николаевича, были собраны интересные воспоминания о его жизни в Веневе.

О том, какой человек жил рядом с ними, веневцы начали узнавать лишь с середины девяностых годов, после того, как появились первые тома его трудов. В Венев стали приезжать люди, изучающие рериховское наследие, которые разыскивали тех, кто знал Бориса Николаевича и собирали свидетельства о нём.

В связи с этим прежде всего следует сказать о сотруднице рериховского общества города Щёкино Майе Петровне Чистяковой. Ее инициативой и стараниями в 1997 году, к столетнему юбилею Бориса Николаевича, в веневском Краеведческом музее открылась первая экспозиция, посвященная его жизни и творчеству.

Во время нашей поездки в 2007 году мы познакомились с сотрудниками городского Краеведческого музея. Светлана Павловна Сунка, в то время директор музея, провела для нас экскурсию по его залам и тем местам, где жила семья Абрамовых.

Ирина Ивановна Чулан, которая была главным хранителем музея, познакомила нас с его фондами, с архивными материалами и предоставила на временное экспонирование в Новосибирск ценный для нас документ – пенсионное дело Бориса Николаевича Абрамова. Также пополнилась экспозиция и в веневском Краеведческом музее, посвященная Борису Николаевичу. Для этого из Новосибирского музея Н.К. Рериха сюда были переданы фотографии, репродукции акварелей Б.Н. Абрамова и картин Н.К. Рериха.

Тепло и сердечно прошли наши встречи с людьми, которые знали Бориса Николаевича, и мы очень признательны им за ту память, которую они хранят до сих пор об этом дорогом для нас человеке. Особую благодарность хотим выразить Нине Васильевне Бургасовой и ее дочери Татьяне Юрьевне, с которыми мы дружим уже много лет. С большим теплом вспоминаем и Юрия Петровича Бургасова.

Тогда же семья Бургасовых подарила музею Н.К. Рериха в Новосибирске часть вещей, принадлежавших Борису Николаевичу. В этом году Нина Васильевна в честь открытия первого музея Бориса Николаевича Абрамова передала новые экспонаты, за что мы очень признательны ей.

В том же 2007 году мы встретились с Натальей Викторовной Ермаковой, в то время занимавшей пост начальника отдела культуры Веневского района, и обратились с предложением установить мемориальную доску на месте, где с 1965 по 1972 гг. жил и работал Борис Николаевич Абрамов. Получив поддержку администрации, мы приступили к реализации намеченного.

В день рождения Бориса Николаевича состоялось торжественное открытие мемориальной доски, на котором присутствовали рериховцы из разных городов и представители администрации Венева. Глава Веневского района поблагодарил представителей СибРО за инициативу, сказав, что в Веневе это первая именная доска и имя Б.Н. Абрамова заново открылось для веневцев.

Московская художница Наталья Ивановна Кулакова в своем выступлении тогда сказала, что для неё большая честь быть создателем эскиза первой мемориальной доски, посвященной Борису Николаевичу Абрамову.

Эта поездка в 2007 году стала началом культурной деятельности СибРО и его московского филиала в городе, где прошли последние годы жизни Бориса Николаевича. С того памятного момента прошло 10 лет. За это время было сделано немало.

В течение нескольких лет в Краеведческом музее были развёрнуты выставки репродукций картин Николая и Святослава Рерихов, выставка "Шедевры Третьяковки", фотовыставки о космосе и об Алтае.

Из фондов алтайского музея Н.К. Рериха были предоставлены выставки минералов и картины алтайского художника Анатолия Петровича Веселёва. Также в музей были подарены выставка "Великие полководцы" и фотовыставки "Звездам навстречу" и "Пейзажи Алтая".

Долгие годы нас связывала дружба с коллективом детского реабилитационного центра "Надежда", возглавляемого Петраниной Натальей Александровной, где жили ребятишки с очень нелегкими судьбами.

За это время маленьким воспитанникам было показано множество слайд-программ.

К праздникам на собранные общественностью средства в центр передавались подарки для детей.

К этой работе присоединились наши друзья из педагогической секции Московского центра "Мир Востока" при Российской Академии Наук (РАН). К каждому Новому году для детей они готовили праздничные представления.

Также их силами были поставлены для ребят спектакли по русским сказкам.

В летнее время проводились спортивные соревнования и игры.

Наше сотрудничество с центром "Надежда" продолжалось до его расформирования.

В то же время началась наша работа в общеобразовательных учреждениях Венёва. В 2008 году мы познакомились с заместителем директора венёвского лицея Виталием Алексеевичем Веревкиным. Это знакомство стало началом нашего сотрудничества

В лицее мы проводили дни поэзии, показывали слайд-программы о семье Рерихов, о Гагарине, о Леонардо да Винчи, а также слайд-программы, посвященные Великой Отечественной войне и Дню космонавтики.

Мы очень быстро нашли поддержку нашей деятельности и взаимопонимание со стороны педагогов начальных классов муниципального общеобразовательного центра № 2 Васиной Галины Александровны и Ивановой Людмилы Викторовны. Когда мы переступаем порог класса, нас всегда ждет радушный прием.

Дети помогают устанавливать аппаратуру, активно участвуют в проводимых нами занятиях.

Темы наших встреч очень разнообразны. Мы беседуем с ребятами о в мире, о чистоте речи, о красоте природы и о ее охране, о дружбе, о космосе, и после бесед показываем видеофильмы на эти темы.

Особенно хочется сказать о том, что каждый год мы проводим программу к 9 мая, посвященную Великой Победе. В новом учебном году мы продолжим наши занятия. В сентябре детей ждет встреча с космонавтом.

В последние несколько лет мы стали тесно сотрудничать с коллективом городского библиотечного филиала № 1. Два раза в год в фойе библиотеки мы размещаем выставки из фондов СибРО, такие как "ЗЕЛЕНЫЕ ГОСТИ", "Свет неугасимый" (к 700-летию Св. Преподобного Сергия Радонежского),"Гималаи" – репродукции картин Н.К. Рериха, фотовыставки о Гагарине, о космосе и др. Из фондов Российского Государственного архива видео- и фотодокументов была предоставлена фотовыставка "Герои известные и неизвестные", посвященная 70-летию Великой Победы.



Открытия выставок сопровождаются показами слайд-программ. Также в библиотеку мы дарим книги от СибРО и центра "Мир Востока".

На экране вы видите грамоты, которыми была отмечена наша работа.

В этом году наши основные усилия были направлены на подготовку и создание музея Б.Н. Абрамова совместно с Тульским Рериховским исследовательским центром.

В заключение мы хотим выразить сердечную благодарность всем, с кем мы работали на протяжении этого времени, и выразить надежду на дальнейшее сотрудничество.

Музыкальное произведение «Устремлённое сердце».
Стихи и музыка Б.Н. Абрамова.
Видеофрагмент концерта солистов Новосибирского Театра оперы и балета

Видеофильм «Художественная экспериментальная мастерская “Жар-Цвет”»
Творческого объединения «Город Мастеров».
Видеостудия СибРО, 2017 г.